Носильщики Стамбула - исчезающая профессия

| Ahval 239

Десятки лет назад турецкий мегаполис Стамбул наводнили бедные мигранты из сельских районов Анатолии так и не нашедшие улицы, усыпанные золотом.

Многие из них присоединились к ордам носильщиков, толпившихся на людных базарах и оптовых складах.

Позднее их дети пошли по стопам своих отцов, однако сегодня молодое поколение утратило интерес к этой профессии, да и к тому же на их смену пришли транспортные средства и машины. Сначала у носильщиков не было униформы, но каждый из них был одет в одежду традиционную для своей деревни. С 18-го века гильдия носильщиков обязала своих членов носить синие джодпуры (бриджи) и жилеты из габардина, отделанные толстой синей кромкой.

Помимо снаряжения, похожего на седло, предназначавшееся для перевозки грузов на спине, и веревки, чтобы закреплять товары, у каждого носильщика было зеркало и расческа, чтобы расчёсывать длинные усы в ожидании работы.

Растущий город Стамбул, где проживает около 15 млн человек, по-прежнему является основным местом скопления мигрантов из сельской местности и выходцев из других более бедных небольших городов из близлежащих районов. В периоды финансовых кризисов в город устремляется очередная волна полных надежды безработных.

hamal

Район Эминёню расположенный на берегу Золотого Рога в Стамбуле, изобилует узкими улочками, ведущими от египетского базара мимо старинных мастерских и складов до Гранд-базара. На данный момент в этом районе работают приблизительно от 1 тыс. до 1 тыс. 500 носильщиков, но работа там нелегкая.

Прежде всего, у вас должен быть капитал. Будущий носильщик должен иметь возможность оплачивать добровольную пошлину «брокерам», а также сделать единовременный «взнос» на тысячи долларов. Только тогда он сможет присоединиться к команде носильщиков. В Эминёню есть восемь бригад носильщиков, каждая из которых насчитывает около 180 членов. Тем, кто не являются их членами, запрещено работать в окрестностях района, в противном случае к ним даже могут применить физическое насилие. Кроме того, лавочники нанимают только носильщиков из местных бригад для перевозки своих товаров.

Самый старший член команды называется «сержантом». Задача сержанта - руководство и управление командой. Работа начинается в 8:30 утра и заканчивается в 18.00 вечера. Заработок распределяется поровну между членами бригады, но сержант может уменьшить плату тем, кто отлынивал от работы.

Носильщики зарабатывают от 25 до 50 долларов США в день и трудятся, не имея социального обеспечения, однако некоторые покупают собственную страховку. Подавляющее большинство страдает грыжами в следствии поднятия тяжестей и невероятно больших нагрузок.

введите описание рисунка

Но носильщики почти исчезли из большей части Стамбула, кроме районов, таких как Эминёню, где улицы слишком узкие или просто переполнены для транспортных средств. По словам самих представителей этой профессии, мир изменился и уже «давно не похож на старые добрые времена».

«Я занимаюсь этим последние 20 лет. Раньше я был фермером и выращивал пшеницу и чечевицу. Моё поле было слишком маленьким, и мы решили продать его. Сейчас я не уверен, что мы поступили правильно. Работы очень мало. Когда я только начинал, платили хорошо. Сегодня в самый удачный день я зарабатываю 150 лир (40 долларов). За раз мы перевозим до 100 кг. Мы больше не носим груз на спинах, а используем тележки. У меня нет страховки, но есть "зелёная карта" (страхование для квалифицированных граждан с низкими доходами, по которому бесплатно предоставляются медицинские услуги - ред.). Ежедневные расходы составляют от 20 до 25 лир. Что касается жилья, то мы приобрели дом в кредит и нам приходится выплачивать определённую сумму ежемесячно. У меня четверо детей. Двое работают в текстильной отрасли, в то время как другие - на производстве сумочек. У меня нет времени даже следить за политикой. Если честно, мне всё равно. Я пытаюсь заработать на хлеб насущный», - говорит 54-летний Абдулкадир Ок.

hamal

Зия Демирташ также рассказал, что работает носильщиком с 1976 года, после того как приехал в Стамбул вместе со своими друзьями из деревни. По его словам, они долго не могли найти работу, у них просто не было другого выбора.

«Итак, я стал носильщиком. В нашем селе не было школы. В окрестных деревнях они были, но это было слишком далеко. Зимой заснеженные дороги ... было тяжело. Здесь, слава богу, у меня свой дом. На сегодняшний день в Стамбуле тысяча носильщиков или около того. Представителей нашей профессии очень ценили во времена Ататюрка. Во время войны за независимость носильщики перевозили боеприпасы солдатам. Ататюрк даже освобождал носильщиков от налогов. Что же о социальном обеспечении, то у нас его просто нет. Некоторые делают. Худший аспект нашей профессии - самозанятость. Среди нас есть такие, которые перенесли не одну операцию по устранению грыжи. А после хирургического вмешательства нельзя работать в течение шести месяцев. Честно говоря, мне не очень нравится моя работа, но это всё, что у меня есть. Мне кажется, что мы последние представители этого древнего ремесла. Скоро появятся машины, которые заменят всех носильщиков», - поведал он.

Ахмет Кулсой, автор издания Ahval