В Турции уже есть формальный националистический альянс

| Hurriyet 157

Два основных события произошли на второй неделе 2018 года в турецкой политике.

Первым был открытый призыв Партии националистического движения (ПНД) к правящей Партии справедливости и развития (ПСР) к долгосрочному альянсу до и после президентских выборов 2019 года. Вторым - объявление правительства о намерении продлить чрезвычайное положение в шестой раз с июля 2016 года, что вызывает опасения, что оно не будет отменено в ближайшее время.

Глава ПНД Девлет Бахчели, совершивший ряд неожиданных политических шагов на протяжении всей своей карьеры, сделал ряд важных сообщений на долгой пресс-конференции, на которой я присутствовал 8 января.

Во-первых, он дал понять, что ПНД не выдвинет кандидата на президентские выборы в 2019 году и вместо этого поддержит кандидатуру президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Поэтому Бахчели открыто заявил, что ПНД больше не будет бороться за власть, а вместо этого предпочтёт быть помощником правительства. Этот шаг мог бы ускорить процесс слияния ПНД и ПСР.

Его второе сообщение касалось готовности ПНД сформировать союз с ПСР и на парламентских выборах. Это, очевидно, часть заявки на повторный вход в парламент, поскольку ПНД подвергается серьёзному риску не пройти 10%-ый избирательный порог.

Но Бахчели также дал понять, что партнёрство ПСР-ПНД, скорее всего, не будет ограничено выборами 2019 года. Он предложил, чтобы ПНД продолжила свой вклад и поддержку ПСР в период с 2019 по 2024 год, чтобы укрепить новые исполнительные органы Турции, политическую модель президентства. Таким образом, он фактически сигнализировал об открытой поддержке ПСР и Эрдогана на ближайшие годы.

Такой ход Бахчели является сообщением оппозиционным партиям, которые сформировали блок «Нет» на референдуме в апреле 2017 года, по итогам которого едва набралось нужное количество голосов для перехода от парламентской системы к президентской.

«Если вы могли объединиться как блок "Нет", почему бы не вернуть правовую поправку, чтобы позволить избирательные альянсы в парламенте?», - спросил Бахчели, провоцируя оппозицию на создание своего собственного союза против того, что он назвал «союз народа».

Его политическая цель - изобразить основную оппозиционную Народно-республиканскую партию (НРП), прокурдскую Демократическую партию народов (ДПН) и «Хорошую партию» как «оппозиционный альянс», который получает поддержку от «террористов-гюленистов», запрещённой Рабочей партии Курдистана (РПК) и других тёмных сил.

Несомненно, президент Эрдоган тоже думает так. Он сказал 9 января, что следующие выборы будут соревнованием между националистами и людьми, которые находятся под контролем «других держав». Короче говоря, эти выборы станут ещё одним отражением политики «нас против них», дальнейшей поляризации общества.

Хотя Эрдоган приветствовал и хвалил поддержку Бахчели, ещё предстоит выяснить, как будут развиваться переговоры между ПСР и ПНД с точки зрения формирования юридического и формального альянса.

Должностные лица ПСР уже давно тщательно работают над различными моделями выборов и альянсов, чтобы найти лучшую формулу для целей ПСР в 2019 году. Какова бы ни была эта формула, более или менее очевидно, что дуэт ПСР-ПНД хочет превратить выборы 2019 года в ещё один референдум о президентстве Эрдогана, независимо от того, кто его соперники.

Серкан Демирташ