Операция в Африне - только начало антитеррористической борьбы Турции

| Hurriyet 222

Долгосрочная военная операция Турции в провинции Африн в северной Сирии была начата 20 января с целью освобождения региона от Отрядов народной самообороны (YPG).

О том, почему Африн не станет последней точкой в операции «Оливковая ветвь» пишет колумнист Hürriyet Daily News Семих Демирташ. Он напоминает, что ещё в 2011 году, когда началась сирийская гражданская война, ни партия «Демократический союз» (PYD), ни YPG не были известны или приняты Сирией или международным сообществом.

Однако в сегодняшнем мире PYD-YPG выиграли спонсорство мировой сверхдержавы США и контролируют примерно четверть сирийских территорий благодаря бесконечной военно-политической поддержке своего союзника, отмечает автор. По оценкам, которые приводит Демирташ, группа набрала более 30 тыс. вооружённых бойцов, но имеет потенциал увеличить это число до примерно 80 тыс.

Группировка также получила легитимность в глазах международного сообщества из-за борьбы против ИГИЛ (запрещена в РФ), добавляет журналист: не только США, но и другие державы, такие как Россия и даже сирийский режим, решили сотрудничать с ней по тактическим соображениям.

По мнению автора, эта репутация позволила группе PYD-YPG охватить всю террористическую деятельность в регионе, в том числе изгнать арабов, туркмен и другие курдские группы с их родины. Многие деревни, которые первоначально были либо арабскими, либо туркменскими, в настоящее время находятся под контролем YPG, особенно в восточном Евфрате, пишет он.

«Для многих в Турции то, что происходит в сегодняшней Сирии, ничем не отличается от горького опыта Ирака, который почти распался в конце трёхлетнего конфликта. Запрещённая Рабочая партия Курдистана (РПК) и Демократическая партия Курдистана (ДПК) - это группы, которые в наибольшей степени выиграли от хаоса и нестабильности в Ираке, при этом заявка последнего на независимость сорвалась в последнюю минуту в конце 2017 года», - отмечает Демирташ.

Используя Северный Ирак в качестве безопасного убежища, РПК, однако, стала одной из самых кровавых террористических организаций за последние три десятилетия - эта историческая ретроспектива, заставившая Турцию напасть на YPG, считает колумнист.

«Вот почему нельзя думать, что Африн - последняя цель. Напротив, это только начало. Следующие этапы борьбы против YPG пойдут по накатанной только после того, как Африн будет полностью очищен. Считается, что операция в Африне может занять около пяти или шести месяцев», - пишет автор.

Следующая цель - Манбидж, однако, несомненно, что Турция должна сосредоточиться на восточной части Евфрата Сирии, если она действительно хочет решить проблему YPG, добавляет журналист. По мнению Демирташа, хотя пока и рано говорить об этих гипотетических аспектах военных действий, предполагается, что эта массовая кампания против террора будет длиться намного дольше, чем можно прогнозировать.

«Всё это военное планирование, безусловно, нуждается в политической и дипломатической подготовке, а также в поддержке общественного мнения. Правительство получило широкую поддержку военной операции и находится в постоянном диалоге с видными членами международного сообщества», - отмечает он.

Турция подчеркнула своё намерение не занимать сирийские территории и заявила, что операция никоим образом не является наступлением против сирийского курдского населения, напоминает автор. «Защита гражданских лиц - это проблема, на которой армия будет сосредоточена, чтобы избежать массовой кампании против Турции. Очевидно, успех операции в Африне в отношении этих параметров повлияет на будущие военные действия турецкой армии на сирийских территориях», - заключает он.