Политика Турции в отношении сирийских беженцев существенно изменилась

| Hurriyet 483

Операция «Оливковая ветвь» в районе Африн в Сирии выявила ещё одно серьёзное изменение в политике Турции в отношении 3,5 млн сирийских беженцев, укрывшихся на турецкой земле.

Об этом пишет колумнист Hürriyet Daily News Серкан Демирташ, напоминая, что саммит по безопасности, состоявшийся 23 января в турецкой столице, пришёл к важному выводу. «Наши операции будут продолжаться до тех пор, пока сепаратистская террористическая организация не будет полностью ликвидирована в регионе, и около 3,5 млн сирийцев, которые сейчас защищены в Турции, смогут спокойно вернуться на родину», - гласил он.

Позднее, как вспоминает автор, эту линию продолжил президент Реджеп Тайип Эрдоган, пообещавший создать необходимые условия, чтобы все сирийцы могли вернуться в свои дома.

Тот факт, что около 100 тыс. сирийцев смогли вернуться в Джараблус из Турции в результате операции «Щит Евфрата», подчёркивается турецким правительством как важный шаг в этом направлении, пишет он.

Турция уже давно обеспечивает условия для миллионов сирийцев: около 300 тыс. из них находятся в лагерях, а остальные живут в городах и выживают благодаря ежемесячным пособиям, отмечает Демирташ.

«Недавнее исследование показало, что 52% сирийских беженцев хотят остаться в Турции, 74% хотят получить турецкое гражданство для того, чтобы официально работать и строить здесь жизнь. По данным недавнего парламентского группового исследования, за последние шесть лет только 60 тыс. сирийцев получили гражданство», - приводит данные колумнист.

Автор напоминает, что в начале 2015 года правительство объявило об усилиях по снижению критериев для получения гражданства для сирийцев. «Этот шаг вызвал напряжённые внутренние дискуссии на политическом, социальном и экономическом уровнях в то время», - добавляет он.

Тогда, по словам автора, правительство защитило этот шаг, утверждая, что молодые сирийцы вносят вклад как рабочая сила и, следовательно, дают импульс для развития турецкой экономики.

Именно поэтому, считает журналист, Турция пошла в Африн, так как одна из вероятных причин заключается в том, что общественный дискомфорт в Турции по отношению к сирийцам растёт.

«Согласно заключению парламентской комиссии, Стамбул занимает первое место в списке городов, в которых размещаются беженцы, и в настоящее время там проживают 517 тыс. сирийцев. Проблемы могут быть или не быть связаны, но Стамбул на референдуме о переходе Турции к исполнительной президентской системе в апреле 2017 года проголосовал против изменений», - анализирует Демирташ.

Из 10 важнейших турецких городов в том же списке Адана, Мерсин, Хатай и Измир, также проголосовавшие на референдуме против: эти данные, указывает автор, могут быть использованы для поддержки аргументации, что турки больше не хотят жить с сирийцами.

Вторая причина - растущее экономическое бремя сирийских беженцев, отмечает автор. «Правительство неоднократно заявляло, что оно потратило около 30 млрд долларов на сирийцев. Для экономики, которая сейчас проживает не лучшие дни, это серьёзная цифра и значительная чёрная дыра в государственном бюджете», - пишет Демирташ.

Однако, по мнению колумниста, правительство должно объяснить, планирует оно принудительное возвращение сирийских беженцев или добровольное в соответствии с конвенцией США о беженцах. «…Турция должна быть откровенна в том, как она намерена обращаться с мигрантами, находящимися сейчас на её территории, как сегодня, так и в будущем», - заключает эксперт.