Что скажет Европа РНП с её кандидатами, обвиняемыми по делу «Эргенекон»

| Абдульхамит Билиджи 12

Арест Недима Шенера и Ахмеда Шыка по делу «Эргенекон» вызвал серьёзную критику на Западе.

Когда негативная реакция, вызванная этими арестами, достигла пика, в принятом Европарламентом докладе указав на имена двух журналистов была высказана «обеспокоенность за свободу прессы».

Реакция на этом не ограничилась. Комиссар ЕС по вопросам расширения Стефан Фюле отмечает, что беспокойство по поводу свободы прессы растёт. По словам Фюле, законы в Турции о свободе прессы и слова полностью не совпадают с законами ЕС. Подготовивший доклад в Европейском Парламенте Риа Омен Ройтен и сопредседатель парламентской комиссии ЕС-Турция Хелен Флотре также высказали свою обеспокоенность по этому поводу. Лидер социалистов в Европейском парламенте Мартин Шульц заявил следующее: «Арест журналистов не способствует процессу вступления Турции в ЕС». Не только политики реагировали на данную ситуацию. Наряду с медийными организациями и гражданскими учреждениями влиятельные газеты в своих главных статьях также высказывали беспокойство.

Сделанное в ответ на активную критику заявление прокурора Зекерийа Оз не положило конца критики внутри и за пределами страны: «Расследование не связано с журналистскими обязанностями ряда представителей прессы, со статьями, которые написаны или будут написаны, книгами и отстаиваемыми ими взглядами. Расследование – это юридическая процедура, в ходе которой собираются в рамках дела террористической организации «Эргенекон» и изучаются доказательства, которые на данном этапе в связи с секретностью расследования не могут быть обнародованы»

После первой эмоциональной реакции обнаружилось много фактов: выяснилось, что Ахмет Шык никогда не писал материалы о дневниках переворота, которые «Нокта» сделала своей обложкой; что книга «40 упрямцев, 40 строк», которую он написал вместе с Эртугрулом Мавиоглу, никогда не поддерживала процесс, а считала дело «в высшей степени вредным», по выражению Орхана Мироглу; что книга «Армия имама» не включала различных утверждений из десятка книг против Гюлена; что суд сосредоточился не столько на книгах, сколько на процессе написания, организованном людьми, связанными с террористической организацией «Эргенекон»; что как утверждалось, полиция не уничтожала цифровую копию книги в издательстве İthaki; что Doğan Kitap, посчитав эту книгу небеспристрастной, не напечатала её и отдала Ахмеду Шыку. Эта и другая подобная информация заставила всех справедливых граждан, которые вынесли суждение на скорую руку под влиянием эмоций первого дня, пересмотреть позицию. Возможно, многие также пересмотрят свой подход, когда выйдет обвинительное заключение.

Но давайте предположим, что судебный процесс над Шенером и Шыком от начала до конца ошибочен и критика во всём справедлива. Тогда необходимо, чтобы столь чуткие к вопросам свободы прессы, демократизации и судебного процесса турецкие и западные круги продемонстрировали ту же чувствительность в ответ на попытки Партии Национально Движения (ПНД) и Республиканской Народной Партии (РНП) сделать обвиняемых по «Эргенекону» депутатами и избежать суда.

Потому что с самого начала, если не считать тех, кто недооценивает дело «Эргенкон», важная часть кругов, которые высказываются по поводу Шенера и Шыка, считают дело «Эргенекон» исторической возможностью для демократизации Турции. Например, в последнем докладе ЕС по прогрессу, кратко говорится о деле «Молот», о плане действий «Клетка», о плане действий борьбе с реакцией, который известен в обществе как план по свержению Партии Справедливости и развития и Гюлена, упоминается о некоторых погрешностях в связи с судебным процессом и некоторые погрешности, а под конец говорится следующее: «Расследование, связанное с образованием, называемым «Эргенекон», которое характеризуется как преступная организация, а также рассмотрение многих других планов по свержению власти остается шансом для Турции с точки зрения усиления доверия по отношению к безупречному функционированию демократических организаций и верховенству закона».

В то время пока писались эти строки, наконец, стали известны списки кандидатов от партий. ПНД выдвинула в качестве кандидата обвиняемого по делу «Молот» генерал-лейтенанта в отставке Энгина Алана, а НРП – обвиняемых по делу «Эргенекон» Мехмета Хаберала и Мустафу Балбая. Оставим ПНД которая отвергла на последнем референдуме поправки к тяжже по событиям 12 сентября вызвавшего наибольшую горечь. А вот как насчёт НРП, которая позиционирует себя как социально-демократическую партию?

В Греции, Португалии и Испании социально-демократические партии стали во главе борьбы с противниками демократии. На прошлой неделе в Греции мы писали о том, как социал-демократы избрали прокурора Христос Сартсетакисе в президенты, задевщий глубокое. В Турции же социал-демократы заняты саботированием процесса. Хотя НРП и выступает против «глубинного государства», контрпартизанщины, режима 12 сентября, похоже она всё ещё является сторонницей теневых структур. Посмотрим, что скажут бурно реагирующие на дело Шыка и Шенера, турецкие и европейские круги, например, Социалистический Интернационал, по поводу этого вмешательства в процесс по «Эргенекону»?