Турция и Израиль: терпение лопнуло

| Абдульхамит Билиджи 352

Стремительные изменения на Ближнем Востоке и протекающие параллельно этому метаморфозы в отношениях Турции с прочими игроками данного региона и в самом деле можно назвать поразительными.

Ещё недавно Турция, словно посол доброй воли, пытаясь разрешить региональные распри, сновала от одного игрока региона к другому. Турция лелеяла мечту о превращении Ближнего Востока в регион мира и спокойствия, где границ, большинство из которых искусственные, фактически нет. Турция трудилась в поте лица, как пожарник, пыталась она потушить огонь очагов конфликта между суннитами и шиитами в Ираке, между Хезболлой и Харири в Ливане, между Саудовской Аравией и Ираном, между Палестиной и Израилем, между ХАМАСом и ФАТХом, между Израилем и Сирией.

Турция эффективно сотрудничала с различными странами этого обширного региона, и главное её преимущество  заключалось в том, что она могла наладить доверительный диалог со всеми, ведь уже долгое время с каждым участником политических баталий у Турции были наведены мосты. Сыграли свою роль и свежесть подхода в возрождении интереса к Ближнему Востоку, и новый взгляд на регион, когда на первый план выдвигались не разногласия с соседями, а сотрудничество, стремление следовать такой логике действий, при которой никто не остаётся в проигрыше.

У руля всё те же Гюль, Эрдоган и Давутоглу, задавшие новое направление во внешней политике Турции. Взгляды и позиции те же. Но удивительно, что за какое-то короткое время события в регионе перевернули всё с ног на голову. Если вы верите в теории заговоров, то вам бы могла прийти в голову мысль, что кто-то специально пытается мешать Турции, ведущей блистательную политику.

Самый яркий пример – та точка, до которой дошли отношения с Сирией и Израилем. С обеими странами Турция сотрудничала и пыталась их примирить. Анкара отдалилась от Сирии во время так называемой «арабской весны», когда Баасистский режим показал свою несостоятельность и применил против собственного народа оружие. Анкара понизила статус своих отношений с Израилем из-за конфликта вокруг нападения на судно «Мави Мармара». Высылала израильского посла из Анкары. Среди применяемых санкций – остановка сотрудничества по всем военным договорам, помощь в юридической борьбе всем испытавшим несправедливость в деле по «Мави Мармара» и реализация в ООН инициативы по снятию блокады с Сектора Газа.

Кроме того, Анкара сделала серьёзное предупреждение, что примет любые меры для свободного транспортного движения в восточном Средиземноморье. Смысл в следующем: Турция не признаёт осуществляемую Израилем с моря в Секторе Газа блокаду, которую палмеровский доклад ООН назвал «законной», поэтому завтра турецкие корабли могут проходить через этот средиземноморский район и пришвартовываться в Газе.

Кто больше всего огорчился, что отношения и с Сирией, и с Израилем дошли до такого? Должно быть, Ахмед Давутоглу, который вчера перед камерами зачитывал список санкций. Потому что именно Давутоглу больше всех верил и прикладывал усилия к тому, чтобы сделать явью мечту о мирном и спокойном Ближнем Востоке. Список санкций придерживали до настоящего момента потому, что правительство Партии справедливости и развития, несмотря ни на что, лелеяло образ мирного Ближнего Востока и поэтому до конца пыталось всё уладить мирным дипломатическим путём. Иначе получается, что для объявленных вчера санкций был просто выбран подходящий момент, на этом их связь с докладом кончается. То есть если бы Израиль не осуществил бы требуемых от него шагов, и каков бы ни был доклад, этот список всё равно был бы объявлен.

Турция считает Израиль ответственным за смерть на судне «Мави Мармара» девяти её граждан. Требования Турции к Израилю известны. Израиль говорил, что выполнит требования Турции, и по просьбе Израиля несколько раз проводились двусторонние переговоры. Дважды текст соглашения, достигнутого на уровне премьер-министров, прояснялся. Три раза переносилось оглашение доклада ООН, попавшего недавно в прессу. Израиль до последней минуты  просил о новом переносе оглашения. Но после определённого момента Анкаре все эти уловки показались несерьёзными. Нападение произошло 31 мая 2010 года. Турция видела, что в израильском правительстве имеют место внутренние разногласия, и ждала извинений и компенсации 15 месяцев. 

Важно отметить, что, даже зачитывая санкции, Давутоглу указал на историческую дружбу между двумя народами и призвал Израиль подумать о ценности дружбы с Турцией. Турция способствовала тому, что «Флотилия Свободы» не совершила второй рейс, помогла Израилю в тушении лесных пожаров. Отношения Турции и Израиля и раньше не всегда были ровными, и раньше статус дипломатических отношений понижался. Но прежде это было связано с израильско-арабскими проблемами. Впервые такой шаг делается из-за конфликта в двусторонних отношениях. Хорошо бы, если бы проявленные терпение и дипломатические усилия дали результат и Турция сохранила свою способность к диалогу со всеми. Но это сложно с действующим израильским правительством, которому трудно понять новый Ближний Восток и новую Турцию. Кроме того, не стоит ждать, что Турция, которая, несмотря на свои дружественные отношения с правительством Сирии, выступила против Асада, когда тот учинил резню в Хаме, будет спокойно смотреть на убийства, осуществляемые Израилем в Газе или Средиземноморье.