Куда движется Сирия?

| Абдульхамит Билиджи 244

Было время, когда отношения между Турцией и режимом партии Баас были дружественными. Когда восстание только вспыхнуло, обе стороны продолжали поддерживать контакты и хорошие отношения.

Анкара все еще пыталась убедить президента Башара аль-Асада сделать мирный переход и начать процесс изменений. Министр иностранный дел Турции Ахмет Давутоглу посетил с этой целью Дамаск. Переговоры, которые впоследствии оказались безрезультатными, начались неплохо. Давутоглу провел в Дамаске встречу с лидером ХАМАСа Халедом Машалем. Местом встречи было здание турецкой дипломатической миссии, недавно эвакуированной. Машаль, один из влиятельнейших людей, который впоследствии был вынужден покинуть Дамаск из-за беспорядков в Сирии, появился в посольстве со своими охранниками, и встреча началась.

В ходе встречи, проходившей в отдельной комнате, мы говорили о силе и мощи развивающейся оппозиции, отношении людей в Дамаске, ожидаемых сирийцами переменах и об их взглядах на демократию. Я никогда не забуду того, что сказал один офицер, имевший хорошие отношения и связи в различных кругах во время этого восстания. Будучи знакомым с сирийцами из разных слоев общества, он сказал, что невозможно идти дальше с Асадом. Было очевидно, что режиму Баас суждено уйти, он не сохранится в любом случае. Но может ли разномастный сирийский народ, подвергавшийся жестоким репрессиям со стороны диктаторского режима, установить новый порядок, который будет лучше режима Баас?

Что ж, этот вопрос вполне справедлив для всего Ближнего Востока. На самом деле нам не подобает относиться к сирийцам как к людям, ничего не знающим о том, что происходит в мире; нам, живущим в стране, которая по-прежнему управляется конституцией времен переворота и не в состоянии справиться с хунтой. Сирийцы внимательно следят за развитием событий не только в Турции, но и на Западе и во всем мире. Несмотря на одностороннюю позицию СМИ при Баасе, интернет и спутниковое телевидение нарушали эту монополию. Хотя «Арабская весна» и вызвала стремление к переменам, но именно теплые отношения с Турцией позволили сирийцам продолжить интеграцию в мировое сообщество.

Резюме было таково: сирийцы осведомлены о проблемах. Тем не менее, они не думают, что эти проблемы неразрешимы, и что по этой причине единственной альтернативой будет авторитарный режим. Они знают о демократии и секуляризме и имеют возможность установить и поддерживать режим, основанный на этих принципах.

С моей точки зрения, это был очень плодотворный диалог, и он очень помог мне пересмотреть мои предрассудки, потому что даже борьба и достижения народов Туниса и Египта, изменившие ход истории, не помогли избавиться некоторым людям от предрассудков. Те, кто считал, что у оппозиции в Сирии нет никаких шансов, несколько изменили свое мнение, увидев ее успех и достижения в противостоянии жестокому режиму. Однако, все равно сомнительно, действительно ли они оценили стремление к переменам. Те, кто сомневался в оппозиции, утверждая, что она не сможет отстранить Асада от власти, теперь утверждают, что она не сможет управлять страной, потому что победа оппозиции приведет к гражданской войне, а демократическая Сирия не останется единой. Может быть, они не знают, что точно такие же аргументы приводил режим Баас. Но такое отношение фактически является проявлением мышления,  не видящего людей, вставших на благородную борьбу с жестоким режимом, несмотря на огромную поддержку режима со стороны некоторых стран, массовые убийства и безразличие международного сообщества. Я хочу, чтобы мы несколько изменили наше отношение к Ближнему Востоку, вспомнив, что исламская Партия возрождения, победившая на первых, после Бена Али, демократических выборах в Тунисе, утвердила на посту президента — сторонника левых взглядов.

Это правда, что Сирия столкнется с некоторыми трудностями в случае, если режим Баас будет свергнут. Там будут огромные трудности. Есть много рисков, включая внутренние войны и разделение страны. Однако сирийские оппозиционные группы, в том числе курды, сунниты и христиане, не просят ничего кроме свободы. Те, кому интересно знать, какую Сирию хочет народ, могут взглянуть на национальный пакт, принятый Сирийским национальным советом  23-го марта в Стамбуле. Вот несколько основных положений из этого документа:

Сирия является цивилизованной, демократической, плюралистической, независимой и свободной страной. Временное правительство, которое будет сформировано в связи с признанием текущего правительства нелегитимным, заявляет о своей поддержке и приверженности свободным и справедливым выборам. Учредительный парламент, который будет создан временным правительством, создаст новую конституцию, которая будет включать в себя принципы, изложенные в настоящей конвенции. И эта конституция будет принята на референдуме народом.

Новая Сирия будет демократической республикой, соблюдающей  правовые нормы, в которой все граждане, независимо от их религиозной, этнической и идеологической принадлежности, будут рассматриваться как равные.

Конституция гарантирует отсутствие дискриминации в отношении религиозных, этнических и национальных меньшинств (арабов, курдов, ассирийцев, халдеев, туркменов и других).