Иранские шпионы

| Абдульхамит Билиджи 163

Тема иранских агентов, обсуждаемая уже несколько дней, приобрела новое измерение в свете передачи дела в суд. Девять граждан Турции, задержанных во вторник по подозрению в шпионаже для иранской разведки, вчера предстали перед судом в Эрзуруме.

Семеро из них были арестованы по обвинению в «получении информации, связанной с государственной безопасностью, и создании с этой целью организации».

Судя по информации, отражаемой в СМИ, это дело о шпионаже, выявленном в рамках расследования, которое в течение года проводила Генеральная прокуратора Эрзурума. Во время операций, проведенных 28 августа одновременно в провинциях Ыгдыр, Агры, Ван и Коджаели, были задержаны шпионы, работавшие на иранскую разведку. Было установлено, что данные лица посредством устройств GPS передавали РПК координаты некоторых армейских и полицейских подразделений. Данный факт способствовал приобретению дела о шпионаже явных черт вражды. Другой весьма важной деталью стало то,  что члены РПК совершали нападение  на государственные учреждения, фотографии и данные GPS которых имелись у агентов. Среди полученных сведений также имеются фотографии, конфискованные у двух иранских агентов, задержанных год назад, и доклад о ракетном нападении, совершенном террористической организацией в июле, на точки, указанные в GPS данных.

Операция, направленная на обезвреживание агентов, началась в прошлом году с задержания миниавтобуса, из которого делались снимки Управления жандармерии провинции. В автобусе вместе с двумя иранскими агентами — Шахрамом Зархам Хое и Мохаммедом Реза Эсмаилпур Али Мелеком — находился и гражданин Турции Биляль Танрыкулу. У агентов имелись фотографии таких учреждений, как здание Управления национальной безопасности района Ыгдыр, резиденция губернатора, Военный отдел Департамента обороны, тюрьма Ыгдыра. Камеры агентов зафиксировали большое число фотографий турецких граждан, поставляющих информацию Ирану. Также имелись кадры переговоров, проводимых с членами РПК. Прокуратура направила записи переговоров в Управление национальной безопасности для их расшифровки. Исследование, представленное Управлением в суде, подтвердило, что лица на снимках работают на спецслужбы Ирана, а переговоры проводились между иранскими агентами и представителями РПК. В домах и на рабочих местах обвиняемых были найдены «секретные» документы, снимки пограничных постов безопасности и оружие.

Было также установлено, что во время празднования Навруза в этом году Иран направил в регион 100 агентов, которые установили контакты с руководителями РПК, развивал деятельность по сбору сведений, способных вызвать восстание в регионе, совершал попытки получить и обнародовать секретную информацию против государства, собрать сведения, направленные против сирийских оппозиционеров и правительства.

Факт поимки иранских агентов во время шпионажа не удивил тех, кто считал, что сближение с Ираном поставит Турцию в сложное положение во внешнеполитической сфере. Несомненно и то, что недооценивающие исторический опыт сторонники налаживания стратегических отношений между Тегераном и Анкарой испытали большое разочарование в связи с нынешними событиями.

До настоящего времени правящая партия ПСР выдала столько кредитов Ирану и настолько ему доверилась, что, кажется, оставалось только проголосовать за него в Совете Безопасности. К тому же, Турция подписала с Ираном «Договор о Сотрудничестве в борьбе с терроризмом, организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков». Этот договор, в прошлом году прошедший голосование в парламенте и опубликованный в Официальной газете в марте 2011 года, предусматривал сотрудничество во всех сферах, включая обмен разведданными, связанными с терроризмом. Однако сегодня становится отчетливо видно: не успели еще обсохнуть чернила на данном договоре, как иранская разведка начала помогать РПК против Турции. А между тем после нападения РПК на Шемдинли вице-премьер Бюлент Арынч обратил внимание на роль Ирана. Более того, многие иранские высокопоставленные  должностные лица, в том числе начальник Генштаба, на протяжении значительного времени делали угрожающие заявления в отношении Турции.

В сущности, поддержка Ираном РПК и его позиция против Турции начались еще до ухудшения отношений между двумя странами из-за сирийского кризиса. Интересно то, что шпионская деятельность Ирана активизировалась еще год назад, когда отношения находились на достаточно хорошем уровне, а между двумя государствами осуществлялись взаимные визиты министров.

В своей книге «Курдский Эргенекон» Шамиль Таййяр наглядно показывает, что отношения между Ираном и РПК никак нельзя назвать новыми. В книге отмечается, что «Тегеран, несмотря на помощь Турции, оказываемой Ирану в ядерном вопросе вопреки США и Израилю, предпочитал строить отношения с РПК, стараясь замаскировать это шпионскими играми». Таййяр, касаясь роли Джемиля Байыка (один из пяти основателей РПК) и Мустафы Карасуна (один из лидеров РПК) в отношениях с Ираном, подчеркивает следующее: «Когда Турция приняла отрицательную позицию по отношению к Сирии, Иран начал игру по обоим направлениям: и с Турцией и с РПК одновременно. Утверждение о том, что Иран поддерживает борьбу с РПК, не соответствует действительности.  Его поддержка организации продолжалась беспрерывно с 1982 года».

Как ни горько сознавать, но это реальная картина. Мирное сосуществование Турции и Ирана, отсутствие враждебных поступков по отношению друг к другу играет на руку обоим важнейшим государствам региона. Но это благое намерение должно быть с условием взаимности и без наивности.