Коррупция стала вопросом национальной безопасности

| Абдульхамит Билиджи 124

Несмотря на то что лидеры не упоминают об этом в своих продолжительных выступлениях, а министр назвал это даже чем-то нормальным, тот факт, что в Германии велся сбор секретной информации и с 2009 года велась слежка за Турцией, является грандиозным скандалом во многих отношениях.

Первым важным аспектом для рассмотрения является безопасность. Никто бы не узнал, что в Турции велось прослушивание, если бы не было сообщения в «Шпигель» (Der Spiegel). Это означает, что нет конфиденциальности в общении между политиками, чиновниками, журналистами или бизнесменами. Это довольно очевидно, что существует значительный пробел по безопасности в области защиты государственной тайны.

Второй аспект для рассмотрения имеет отношение к государственному имиджу и престижу. Когда стало очевидно, что США прослушивали Германию, американская администрация просто признала, что это было неправильно, и пересмотрела правила прослушки. Канцлер Германии Ангела Меркель попросила президента США Барака Обаму извиниться, Обама принёс официальное извинение. Тем не менее Турция не проявила бурной реакции, а Берлин не показывает признаков отчаяния или сожаления. Несмотря на то что некоторые представители оппозиции сомневаются в прослушивании Германией Турции, общее видение администрации заключается в следующем: «Турция не подобна США или членам ЕС — Великобритании и Франции. То, что происходит в Турции, тесно связано с внутренней безопасностью Германии. Ситуация в Турции отличается из-за экстремистских левацких группировок, наркотрафика, контрабанды людей, политики Анкары по Сирии и ее отношений с оппозиционными группами». Третий аспект относится к шантажу. Криминальные связи политических лидеров и государственных служащих могут представлять серьезную опасность, так как соответствующая информация, попавшая к другим, представляет потенциальную угрозу превратиться в инструмент шантажа. Анализ профессора Фарука Шена, давнего жителя Германии и председателя Турецко-немецкого фонда образования и научных исследований (TAVAK), довольно значим. «Очевидно, что они прослушивали 3 тыс. человек в Турции, в том числе членов правительства и некоторых лидеров оппозиции. Но они в основном прослушивали чиновников, журналистов и бизнесменов. Основной причиной отказа Турции принять меры в ответ на этот инцидент является то, что есть элементы, найденные на лентах, которые содержат очень деликатную информацию о Турции. Поэтому Турция не выражает серьезных претензий, чтобы иметь гарантии, что эти элементы не проявятся», — отмечает он.

Шен считает, что Германия располагает двумя картами в своей руке — информацией о турецких деятелях, которые переводили деньги в швейцарские банки, и некоторыми деликатными телефонными разговорами.

Вы ошибаетесь, если вы думаете, что Германия является единственной страной, которая прослушивает такую значимую страну, как Турция. Любая страна, проводящая глобальную политику, заинтересована в Турции. Кроме того, это не ограничивается только Западом. Например, одной из стран, которая обладает тайнами о Турции, является Иран.

Больше всего меня поразили в скандале о взяточничестве и коррупции 17 декабря обвинения, предполагающие подкуп министров молодым иранским бизнесменом. Взгляните на то, что журналист и экономист Фоад Садехи, который тесно сотрудничал с бывшим командиром Революционной гвардии Мохсеном Резаи, сказал журналисту Догану Эртугрулу о том, что в связи с эмбарго Иран платит 5% комиссионных в Китае, Турции, Корее или Индии. «Их цель состоит в том, чтобы гарантировать, что деньги возвратятся в Иран. Насколько нам известно, Турция удерживает 5% иранских денег в Halkbank в виде комиссии. Нет никаких проблем в Китае, потому что нет никакой необходимости в таких посредниках, как иранский бизнесмен Реза Зарраб, — государство получает комиссию непосредственно. Однако в Турции, как стало очевидно, деньги, которые должны были быть направлены в казначейство, были переведены на счета государственных служащих», — сообщил Резаи. Вывод очевиден: Иран знает, куда эти деньги переведены и переданы.

Конечно, ошибки, допущенные обычными людьми, будут иметь некоторые правовые последствия, но те, кто несёт коллективную ответственность, относятся к другой категории. Представьте, что вы один из руководителей значимого учреждения и что у вас есть секреты, огласки которых вы не хотите. Вы становитесь уязвимым для шантажа со стороны тех, кто обладает этой информацией. По этой причине в открытых обществах, где ответственность является строгой нормой, преступления не прощаются. Есть тому много примеров, в том числе отставка немецкого президента из-за того, что кто-то оплатил расходы от его имени, или конец политической карьеры британского министра энергетики из-за того, что его дорожный штраф был записан в документы его жены.

Одним из примеров того, как следует рассматривать этические недостатки государственных служащих, стал инцидент с участием главы ЦРУ Дэвида Петреуса. Петреус, назначенный Обамой в качестве главы ЦРУ, был относительно популярной фигурой. Он даже считается потенциальным кандидатом в президенты в будущем. Но он ушел в отставку, когда ФБР обнаружило при исследовании безопасности электронной почты, что глава ЦРУ имеет внебрачные связи. Этот случай мошенничества имел этическое измерение в отношении семьи. Но было еще одно измерение для такого значимого человека: этот секрет, который он хотел скрыть, мог бы стать средством шантажа, который поставил бы под угрозу американские интересы.