Чтобы не было войны

| Абдульхамит Билиджи 168

Турции предстоит выработать новую стратегию для решения курдского вопроса. Тот визит премьер-министра в Ирак был чрезвычайно важен. График включал встречи с тогдашним премьер-министром Ирака Нури аль-Малики в Багдаде и шиитским лидером Али аль-Систани в Наджафе.

Тогда, в 2011 г., я в качестве журналиста освещал заключительную и самую важную часть этой поездки. Премьер-министр Турции впервые встретился с лидером регионального правительства Курдистана и президентом Иракского Курдистана Масудом Барзани. Эрбиль был украшен флагами Турции.

После официальных встреч члены делегаций собрались на ужин в гостевом доме. Атмосфера была дружественной. Министр экономики Зафер Чаглаян играл на пианино в зале. Пресс-секретарь президента Ибрагим Калин, аккомпанируя себе на турецком музыкальном инструменте, напевал народную песню, потом к нему присоединились премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и Масуд Барзани. Курдский лидер объяснил, почему он попросил спеть эту песню. «В те годы, когда я боролся вместе с отцом в горах, у меня был друг из Джизре. Он пел эту песню, делая вид, что играет на своей винтовке. Потом он был до смерти замучен. Всякий раз, когда слышу её, я вспоминаю те дни», - рассказал Барзани. Двумя годами ранее такую встречу невозможно было бы представить из-за внешней политики Турции, которая считала Барзани и курдского лидера Джалала Талабани врагами.

Куда исчезли «Красные линии»

Бывший президент Тургут Озал пытался поддерживать диалог с курдами в начале 90-х годов. И только после его смерти курды стали выставляться в невыгодном свете в турецкой политике и СМИ. Независимость и автономия курдов на территории, которую Турция называет Северным Ираком, была неприемлема для Анкары. Она противостояла этому, опасаясь, что такое политическое разделение может создать прецедент и для турецких курдов. Естественным союзником Турции в регионе оставался туркменский народ. Даже после того, как был устранён Саддам Хусейн и Ирак превратился в федерацию. Турция была против упоминания Курдистана в иракской конституции. Но ситуация в регионе изменилась, и Иракский Курдистан стал ближайшим союзником и соседом Турции. «Красные линии» исчезли, либо потому что Турция не смогла применить свою политику, либо потому, что ее попытки оказались неудачными. Слова Эрдогана «Мы не допустим создания государства на севере Сирии» были сказаны им после того, как город Тель-Абьяд перешёл под контроль сирийской курдской партии «Демократический союз» (ПДС). Тель-Абьяд - город, который находился ранее под контролем «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), - напомнил мне о нашей непоследовательной политике в отношении Ирака.

Предсказуемый провал

Турецкая политика в отношении Сирии провалилась с самого начала. Она была настолько неудачной, что средства массовой информации, продвигая интересы правящей Партии справедливости и развития (ПСР), называли ПДС врагом ещё более опасным, чем ИГИЛ. Только потому, что ПДС расширила подконтрольные районы, включив в них и регион Рожава (Сирийский Курдистан). Теперь те же СМИ утверждают, что турецкие военные должны сделать что-то с ИГИЛ.

Правительство просит их принять меры, чтобы лишить ИГИЛ контроля над районами, близкими к важным КПП вдоль сирийской границы. Но цель этих усилий, которые вполне могут ввергнуть Турцию в хаос, не ясна: это ПДС или ИГИЛ, которая борется против ПДС? Или это Асад, которого Анкара хочет отстранить от власти? Если угроза исходит от боевиков, то почему отсутствуют сильные и эффективные меры по борьбе с ними внутри страны? Ведь большинство КПП вдоль сирийской границы контролируются ПДС, ИГИЛ или другими оппозиционными группами.

Если ПДС способна нанести вред, тогда в чём смысл переговоров между лидером этой организации Салихом Муслимом Мухаммадом и Анкарой? Именно правительство ПСР до недавнего времени считало РПК законным действующим лицом и способствовало продвижению РПК на международной арене.

В ожидании новой стратегии

Было очевидно, что ПДС, являющаяся сирийским ответвлением РПК, будет расширять сферу своего влияния в Ираке благодаря прекращению боевых действий в Турции. А советники правительства в Турции предполагали, что процесс урегулирования сделает соглашение Сайкса - Пико бессмысленным. Иракские и сирийские курды в конечном счете получат свой собственный автономный регион, и было бы разумно иметь с ними дружественные отношения. Курды в последнее время привлекают внимание мировой общественности, потому что сражаются против группировки ИГИЛ и потому что прокурдская партия добилась представительства в парламенте Турции, получив голоса бывших сторонников правящей ПСР, которая уже не понимает, что делает, и контролируется группой олигархов.

Если всё будет продолжаться в том же духе, «красные линии» Турции в Сирии будут означать то же самое, что и в Ираке. Прежде чем дело дойдёт до войны, Турция должна выработать новую стратегию прямых действий.