Дебаты Турции, США и Израиля по поводу сионизма

| Абдуллах Бозкурт 513

Замечания премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о сионизме, высказанные им на венской конференции Альянса цивилизаций при ООН в минувшую среду, фактически могут ускорить процесс налаживания отношений между Турцией и Израилем.

Если это не оговорка или не ошибка спичрайтера, возможно, Эрдоган намеренно нанес удар по слабому месту консервативного израильского правительства, которое очень трепетно относится к вопросам, связанным с сионизмом. Я считаю, что это сильнее, чем что-либо иное, вынудит старых союзников улучшить отношения. Обе стороны в последнее время проверили друг друга рядом положительных жестов и знаков доброй воли, тем самым заложив фундамент для нормализации отношений.

Извинения, ожидаемые Анкарой, могут быть озвучены еще до того, как Турция войдет в предвыборный режим, который начнется с местных выборов, продолжится президентскими, а затем парламентскими, и всё это без перерывов.

В отличие от многих, кто предсказывает, что спор на тему сионизма на фоне шквала критики со стороны США, ООН и Израиля вобьёт еще больший кол между Турцией и Израилем, я считаю, что данный инцидент в действительности подтолкнет израильский истеблишмент к пониманию того, что сохранение статуса-кво в надежде на предотвращение ухудшения отношений уже не работает. Пока израильское правительство делает ставку на сценарий «отложим на завтра», который подразумевает ускорение сближения сразу после достижения компромиссной договоренности с Турцией, действительность лишь ухудшается, а перспективы на завтра увядают, перечеркивая надежды тех, кто верит, что две страны кровно заинтересованы в сотрудничестве для решения проблем на бурлящем Ближнем Востоке.

На протяжении долгих лет израильтяне упорно трудились над тем, чтобы в глазах ООН смыть с понятия «сионизм» клеймо расизма, наложенное в 1975 году резолюцией №3379, которая была принята 72 голосами «за» при 35 «против» и 32 воздержавшихся. Это была самая низкая точка отношений между Израилем и ООН. Лишь в 1991 году Израиль смог отозвать данную резолюцию в качестве условия участия в Мадридской мирной конференции, совместно организованной США и Советским Союзом. Тем не менее приравнивание сионизма к расизму находит отголосок в региональных и международных организациях, включая ООН, с тех самых пор. На самом деле одной из причин сильной обеспокоенности Израиля по поводу отчета Голдстоуна, который подвел итоги расследования израильского наступления на Газу в декабре 2008 — январе 2009 года, было то, что он мог ухудшить отношения Израиля со Всемирной организацией до уровня 1975 года.

Я считаю, что турецкое правительство узнало об этой слабости правительства Израиля, и именно поэтому Эрдоган сознательно нажал на эту кнопку во время венской конференции. Посыл ясен: Анкара может начать новое обсуждение сионизма на региональном и глобальном уровне, тем самым портя имидж Израиля, над которым его правительство работало не один десяток лет.

Не стоит забывать, что Анкара ободрена успешной кампанией по предоставлению Палестине статуса государства-наблюдателя при ООН в ноябре 2012 года, несмотря на сопротивление Израиля, США и прочих. Резолюция была принята 138 голосами «за» и 9 «против» при 41 воздержавшемся из 193 членов Ассамблеи. Эта кампания была фактически запущена Ахметом Давутоглу в Анкаре при содействии его палестинских и египетских коллег на приеме в анкаринском дворце в начале ноября. Когда статус был получен, палестинский президент Махмуд Аббас совершил в декабре свой первый визит в Турцию для того, чтобы отпраздновать с Эрдоганом в гостинице Swissôtel успешный итог. Турецкий премьер-министр лично звонил многим своим коллегам перед голосованием, чтобы увеличить число поддерживающих Палестину.

Я считаю, что здесь есть скрытое послание и для американской администрации. В то время как Барак Обама готовится к очередному туру ближневосточных мирных переговоров, который начнется с визита в Тель-Авив и Рамаллу в этом месяце, Анкара даёт понять, что она может усложнить работу Обаме, если Израиль останется равнодушным к требованиям турецкого правительства по поводу инцидента с флотилией, в результате которого израильские коммандос убили в международных водах восьмерых граждан Турции и одного американца турецкого происхождения. Во время брифинга с Госсекретарем США Джоном Керри в пятницу Давутоглу жал жесткий ответ на вопрос одного из репортеров, сказав: «Если Израиль ожидает услышать позитивные отзывы от Турции, я считаю, что они должны пересмотреть своё отношение не только к нам, но и к постройке поселений на Западном берегу, и к людям этого региона». Этот ответ — свидетельство того, что мы будем наблюдать продолжение критики Израиля турецкими должностными лицами в ближайшие недели и месяцы, до тех пор пока Анкара и Тель-Авив не придут к соглашению.

Судя по первой реакции США, еще до того как шасси самолета Джона Керри коснулось земли в турецкой столице, послание Эрдогана достигло нужной аудитории. Неназванный высокопоставленный представитель Госдепа якобы сказал, что «оно (замечание) ослабляет нашу способность делать все то, что мы хотим сделать вместе».

«Мы хотим увидеть нормализацию (отношений) не только ради двух стран, но ради всего региона и, честно говоря, для символизма», — заявил он. «Не так давно вы могли видеть, как государство с преимущественно исламским населением может иметь положительные и сильные отношения с еврейским государством». Эти слова американского чиновника подчеркивают те риски и угрозы, которые видит Вашингтон в ближневосточном мирном процессе без Турции на борту. Иными словами, Турция может лишиться места за столом переговоров, когда они начнутся, из-за натянутых отношений с еврейским государством, но это можно считать спойлером того, что она может лишиться своего места полностью.

Керри, политик-ветеран, прекрасно знающий этот регион и Турцию, возможно, почувствовал эту угрозу. На встрече с Эрдоганом он подчеркнул, что США стремится занять более активную роль в ближневосточном мирном процессе. «В то время когда мы начинаем новую инициативу, такие замечания ослабляют нас. Ваши затрудненные отношения с Израилем усложняют процесс. Нормализация турецко-израильских отношений усилит нашу инициативу на Ближнем Востоке». Не стоит забывать, что спор по поводу сионизма вспыхивает между Анкарой и Вашингтоном не в первый раз. Так, правительство турецкой правящей Партии справедливости и развития (ПСР) санкционировало проведение в Стамбуле «Международного иерусалимского собрания» в ноябре 2007 года, которое закончилось принятием антиизраильских деклараций, акцентированных на на очернении сионизма, всего за десять дней до начала Аннаполисской мирной ближневосточной конференции в Вашингтоне под руководством прежнего президента США Джорджа Буша. Это побудило тогдашнего посла США Роуз Уилсон позвонить турецким властям и передать им протест и возражения американской стороны. Уилсон пришлось требовать объяснений у Давутоглу, в то время главного советника Эрдогана по внешней политике, и у Эртугрула Апакана, который был заместителем министра иностранных дел Турции.

Здесь есть и некоторые другие вопросы. Недовольство Вашингтона Анкарой не ограничивается натянутыми отношениями между Турцией и Израилем. То, что когда-то Обама называл «образцовым партнерством» между двумя странами, теперь не вызывает ничего кроме пессимизма из-за своевольного отношения США к дальнейшему участию в разрешении затянувшегося на два года сирийского кризиса. Анкара считает, что Обама на данном этапе не совсем заинтересован в уходе режима Башара Асада, так как он отказывается от вооружения оппозиции и не дает делать это другим. Пока кризис продолжается, Турция, как страна, стоящая в первом ряду нападения, платит огромную цену. Кроме того, раскол между двумя союзниками растет из-за потепления отношений Турции с региональным правительством Курдистана в ущерб отношениям с центральным багдадским правительством. Град критики со стороны Вашингтона в отношении недостатков турецкой демократии, особенно в вопросах свободы слова, также усилил трения между двумя странами.

Эрдоган, любитель риска, который за всю свою политическую жизнь никогда не боялся конфронтации, знает, как балансировать на грани войны. Здесь, я полагаю, он намеренно поднял ставки против США и Израиля, надеясь потом согласиться на меньшее. Так как ему нужно скормить что-то своему электорату, прежде всего консервативным кругам, отпочковавшимся от небольшой религиозной партии, основанной на идеологии «Национального взгляда» (Milli Görüş), теперь он очень напорист, стараясь раздвинуть границы. В то же время турецкий премьер зарекомендовал себя в качестве крайне прагматичного политика, и когда ситуация отвечает интересам его правительства, он готов на компромиссы и уступки. Так как Обама дал понять, что он собирается перекроить политику США с правительством Биньямина Нетаньяху во время своего второго срока президентства, отклоняясь от конфронтации с домашним произраильским лобби для решения внутренних проблем США, будет интересно увидеть, какой путь выберет Эрдоган. Будущие отношения Турции с США могут зависеть от данного выбора.