Социальная изоляция в Турции

| Абдуллах Бозкурт 332

Маргинализация значительной части социальных групп в Турции усилиями властолюбивых фанатиков от политического ислама, носителей искаженных религиозных толкований и сторонников упрощенного объяснения негативных проявлений, от коррупции до разжигания ненависти, углубила разногласия и превратила Турцию в замкнутую страну, и в конечном счете, ослабила её.

Мы на сегодняшний день выглядим менее надежным и способным союзником и партнером в международных делах, поскольку подобная страна больше подвержена кризисам, подтверждением чему является Турция в последние пару лет. Опасаясь, что наши внутренние проблемы могут перекинуться или будут импортированы к ним, многие страны хотят ограничиться в своем сотрудничестве только самым необходимым.

Мощная группа ревнителей политического ислама в нынешней власти напоминает о временах элитаристкой политики, которую турки пережили в прежние времена, когда небольшая, но влиятельная группа людей решала судьбу всей нации. Подобно старой воинственной и ультрасекуляристской гвардии, препятствовавшей политическому представительству различных групп в Турции, воздвигая социальные, экономические и политические барьеры, нынешние смутьяны-исламисты под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана делают то же самое. Отчуждая и шельмуя практически каждую группу, которая не проявляет стопроцентной лояльности их власти, они, возможно, наносят ещё больший вред современной Турции.

Находящееся у власти нынешнее правительство премьер-министра Ахмета Давутоглу оказалось жестче прежних в отношении представительства нетитульной части турецкого населения среди работающих в государственных учреждениях. Положение в этом вопросе ухудшилось. Демонизация крупнейшего гражданского объединения «Хизмет», вдохновляемого мусульманским ученым Фетхуллахом Гюленом, который проповедует умеренность, терпимость и межконфессиональный диалог, а также поддерживает научное образование, используется для организации выгодной политическим исламистам охоты на ведьм. Это делается для зачистки людей, которые потенциально могут быть связаны с оппозиционными политическими партиями, с алевитами, либералами, социал-демократами и умеренными консервативными группами.

В результате Турция пострадала от этой кампании, потому что лишилась возможности задействовать весь потенциал своего социального богатства во всех его красках. Люди с различными возможностями, идеями, устремлениями и энергией не были востребованы, так как они не считались преданными сторонниками идеологии политического ислама. Отбор на основе заслуг просто был заменен кумовством и клановостью. Социальные группы, которые имеют полное право бороться за место на государственной службе в качестве налогоплательщиков этой страны, посредством клеветнической кампании были ошельмованы за попытку проникнуть в правительство от имени своих социальных групп. Обвинения в соучастии оказалось достаточно, чтобы отстранить граждан этой страны от государственной службы.

Всё это запятнало не только имидж Турции за рубежом, но и ослабило её влияние, потому что каждая социальная группа в Турции имеет диаспору, живущую в других странах. Алевиты являются ярким тому примером. Ненависть в речи Эрдогана по отношению к алевитам спровоцировала тысячи из них, живущих в Германии, выйти на улицы в знак протеста против Эрдогана и его союзников из правительства. Таким образом, Турция предстала менее надежным союзником Германии, потому что она экспортировала свои внутренние проблемы в немецкое общество. Подобная аналогия может быть проведена и в провале усилий по устранению коренных причин курдской проблемы.

При функционирующей демократии правительство должно стремиться вовлекать социальные группы, особенно маргинальные и уязвимые, в демократический процесс, предлагая механизмы их участия на всех уровнях. Тогда эти группы смогут защитить свои политические, экономические и социальные права. На самом деле, на Турции лежит обязанность реализации этих прав, поскольку она является участником Европейской социальной хартии и Европейской конвенции по правам человека (ЕСПЧ), где на защиту социальных групп делается особый упор. Европейский союз, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и ООН подчеркивают важность всеобъемлющего подхода для всех социальных групп в странах-членах, чтобы свести к минимуму риски конфликта.

Между тем Эрдоган и его союзники продолжают исключать из политической жизни различные социальные группы в Турции, проводя политику дискриминации и нетерпимости. Они делают это путем поддержки антиконституционных программ по профилированию ничего не подозревающих граждан в крупных масштабах. Люди разделены на основе их политической, этнической, религиозной и идеологической принадлежности. Они подвергаются запугиванию, оскорблениям, неприязненным высказываниям, преследованиям, включая политически мотивированные преследования.

Для собственного удобства политисламисты свели демократическое участие к простому голосованию в день выборов или членству в политической партии. Однако в современном смысле демократия предполагает уважение к каждому проявлению организаций гражданского общества, от союзов до неправительственных организаций, от религиозных сетей до отрядов совместного патрулирования. Демократическое государство должно обеспечить всем гражданам право голоса наряду с такими их основными правами, как социальные, экономические, гражданские и политические права. Правительство должно также способствовать вовлеченности граждан путем большей открытости и прозрачности.

Если социальная изоляция в Турции будет усугубляться, то будет поставлено под угрозу единство нации с ее богатым, ярким культурным и политическим разнообразием. Социальная ткань может быть разорвана, и политический исламистский эксперимент в Турции может нанести ущерб сплоченности в обществе. Забудьте о Турции как о хорошем партнере в продвижении демократических ценностей в непосредственной близости от неё. Она едва ли может обеспечить себя тем, что осталось от её демократичности.

Но более всего беспокоит то, что в Турции нет реального обсуждения этой растущей опасности. В проправительственных СМИ обсуждают практически все проблемы в искаженном и воспаленном ракурсе, чтобы помочь правительству подавить любую подлинную дискуссию о социальной изоляции. В крайне правых газетах и на нескольких новостных порталах, вроде как финансируемых и поддерживаемых правительством, уязвимые социальные группы были изображены как коварные, предательски настроенные и ненадежные люди. Евреи являются главными подозреваемыми в этих заговорщических историях, но они, конечно, не являются единственной мишенью политических исламистов.

Под растущим давлением со стороны политических исламистов начал отрываться клей, который скрепляет турецкое общество. И это явная, открытая опасность для сегодняшней Турции.