Что даст Турции попытка разрешить ситуацию в Сирии с Россией и Ираном

| Александр Сотниченко 369

20 декабря в Москве произошла встреча между министрами обороны и иностранных дел России, Турции и Ирана по вопросу урегулирования ситуации в Сирии. По итогам встречи стороны высказались о том, что выработали стратегию разрешения сирийского кризиса.

Вскоре стороны договорились о введении режима прекращения огня и налаживания диалога между оппозицией и сирийскими властями. Данная встреча стала преддверием трехстороннего саммита в Астане. Именно там планируется выработать окончательное решение между лидерами трех стран. Представителей США, Саудовской Аравии и Катара на встречу не пригласили.

Сирийский кризис пытались разрешить мирным путем неоднократно. Большие надежны возлагались на Женевские переговоры под эгидой ООН с участием Саудовской Аравии, США и Евросоюза. Однако, ни к каким результатам они не привели, поскольку посредникам не удалось организовать ни одной встречи между представителями сирийского правительства и Высшего комитета по переговорам — сформированной при поддержке Саудовской Аравии группой представителей сирийской оппозиции. Война продолжилась с новой силой, и стало очевидным, что необходим принципиально новый переговорный формат.

Россия, Турция и Иран — это три страны, наиболее вовлеченные в сирийский кризис. Россия и Иран оказывают содействие действующему режиму Асада, Турция и ее союзники — США, Саудовская Аравия, Катар поддерживают оппозицию. Однако, именно Турция больше других страдает от последствий войны. На ее территории размещаются более 3 миллионов сирийских беженцев. Вместе с женщинами и детьми в Турцию проникло большое количество террористов, уже осуществивших целый ряд терактов на ее территории.

Наиболее серьезным последствием поддержки сирийской оппозиции со стороны Турции и ослабления единства страны стал фактический распад Сирии, в результате чего на севере образовались независимые курдские территории. Руководство сирийских курдов в Камышлы и Африне тесно связано с Рабочей партией Курдистана(РПК) и другими террористическими организациями, ответственными за сотни терактов на территории Турции. Через границу свободно курсируют боевики, а также оружие и боеприпасы, полученные курдскими властями от их американских и европейских союзников.

В августе 2016 г. Турция решилась на интервенцию и ввела в Сирию свои войска для борьбы с ИГИЛ и для предотвращения возможностей соединения курдских анклавов. Изначально предполагалось, что основную тяжесть войны будут нести на себе участники отрядов вооруженной сирийской оппозиции, а турки будут лишь осуществлять функции инструкторов. Однако, ИГИЛ оказался гораздо более серьезным противником. После первых успехов под Джераблусом и Дабиком развитие операции «Щит Евфрата» приостановилось. Вот уже полтора месяца идут бои у небольшого городка Эль Баб, в районе которого турецкие войска потеряли уже более двух десятков солдат. В целом, соединение курдов удалось предотвратить, однако, реальных успехов операции пока не видно. США отказались оказывать поддержку с воздуха наступающим войскам. На что надеяться Турции в таком двусмысленном положении?

Очевидно, что сотрудничество с США и государствами Персидского залива по Сирии негативно отразилось на политическом и экономическом положении Турции, в Анкаре ищут альтернативные решения. В качестве одного из таких решений рассматривается сотрудничество по линии Турция — Иран — Россия. В чем заключаются выгоды такого сотрудничества по Сирии для Анкары?

Для Ирана и России, как и для Турции чрезвычайно важно сохранение территориальной целостности Сирии. Для Ирана, как и для Турции абсолютно неприемлемо появление курдского автономного образования, которое наверняка будет создаваться при активной помощи США по образцу соседнего Ирака. Россия с курдами находится в дружеских отношениях и даже открыла в Москве представительство Рожавы в феврале на пике противоречий с Турцией. Однако и для России курды не являются союзниками, отношениями с которыми нельзя пожертвовать для достижения главной цели — сохранения политического единства Сирии и лояльности ее руководства.

Россию и особенно Иран часто обвиняют в поддержке алавитского режима Асада, который подавляет суннитов. Турция может взять на себя гарантии безопасности и прав суннитского населения Сирии и будет ограничивать в Сирии шиитский прозелитизм, договорившись об этом с Тегераном и Москвой.

Кроме того, вступая в альянс с Россией и Ираном Турция получает возможность решить свои основные задачи в Сирии, о которых заявил глава МИД Турции М. Чавушоглу: добиться прекращения огня, обеспечить бесперебойную доставку гуманитарной помощи населению и участие оппозиции в послевоенном урегулировании страны. Поддерживая вооруженную оппозицию в нынешних условиях Анкара может рассчитывать только на определенное влияние в некоторых районах страны, главным образом в провинции Идлиб и север Алеппо. В альянсе с Ираном и Россией Турция претендует на раздел сфер влияния во всей Сирии.

Первые шаги по сближению между Анкарой, Москвой и Тегераном уже сделаны. Вывод боевиков из Алеппо произошел только благодаря сотрудничеству между Россией, Турцией и Ираном. 26-27 декабря российская авиация с авиабазы Хмеймим нанесла ряд бомбовых ударов по позициям ИГИЛ в районах наступления турецкой армии. Президент Турции Эрдоган сделал заявление о поддержке ИГИЛ со стороны возглавляемой США международной коалиции. Россия оставила без последствия для Турции убийство российского посла, а отношения между государствами после трагедии только сблизились.

Кроме того, как сообщают мировые СМИ, Россия 27-28 декабря при помощи Турции предпринимает попытку усадить за стол переговоров представителей оппозиции и власти. Как сообщают инсайдеры, на переговорах присутствуют такие группировки, как Ahrar al-Sham, Jaysh al-Islam, Faylaq al-Rahman, Sultan Murad Division, 1st Coastal Division, Free Idlib Army. То, что не удалось сделать ни США, ни ООН, оказывается возможным в трехстороннем формате. Если попытка окажется успешной, то Россия впервые окажется в роли миротворца в сирийском конфликте.

На что рассчитывает Анкара, принимая участие в разрешении сирийского конфликта в коалиции с Ираном и Россией, и чем рискует?

В первую очередь Турция надеется на предотвращение создания независимого курдского анклава на севере Сирии за счет укрепления сирийской государственности и своего влияния на севере страны. Кроме того, договорившись с Ираном и Россией, Турция получает возможность участия в послевоенном переустройстве Сирии, оказания влияния на сирийскую политику и экономику. Возможно, в Анкаре считают возможным после разрешения конфликта отправку сирийских беженцев в провинции Идлиб и Алеппо, которые частично находятся под властью дружественных Турции группировок.

С точки зрения экономики Сирия для Турции представляет довольно большой рынок. До кризиса объем сирийско-турецких экономических связей составлял более 3 млрд долларов в год. Кроме того, через Сирию направлялась продукция турецкой промышленности в страны Персидского залива — сейчас это приходится делать через Израиль, что значительно дороже. Однако, приняв участие в урегулировании сирийского кризиса вместе с Россией и Ираном, Анкара в первую очередь рассчитывает на укрепление экономических связей с ними. Ранее поддержку турецкой экономики оказывала Саудовская Аравия. Однако, сейчас ее возможности оказались резко ограничены в связи с нефтяным кризисом и значительными затратами на ведение войны в Йемене. Впрочем, если Турция все же решится на союз с Россией и Ираном, об инвестициях со стороны арабских стран Персидского залива можно будет забыть.