Картина не унижения, а гордости

| Али Халит Аслан 6

Тот, кто следит лишь за некоторыми жаркими спорами и оценками оппозиции, появляющимися в турецких СМИ, считает,  что США уже давно приняли решение о военном вмешательстве в Сирию, и пытаются в этом направлении использовать и провоцировать правительство Эрдогана.

Между тем, тот, кто хоть немного держит руку на пульсе ситуации в  Вашингтоне, знает, насколько политика, проводимая администрацией Обамы по вопросу Сирии, нерешительна и осторожна, по причине чего постоянно подвергается критике, в первую очередь, со стороны неоконсерваторов. Если те, кто из-за диалога Белого Дома с Сирией стремится показать правительство Турции в качестве «подрядчика», «представителя» или же «адъютанта» США, намеренно не предпринимающего действий, они, в таком случае находятся в полном неведении. Так или иначе, они, полагая, что с Турцией «дело в шляпе», а США представляют как и прежде могущественную силу, основываются не на конкретных данных, а на предубеждениях и умозаключениях.

С давнего времени США предпринимали попытки разрешения практически каждой международной проблемы, стремились повести за собой каждого, кто так или иначе, был связан с этой проблемой. Военные и финансовые трудности, возникшие после военных кампаний в Ираке и Афганистане, заставили Вашингтон действовать более осторожно в вопросе вмешательства в международные конфликты. И наиболее ярко эта осторожность проявилась во время так называемой «Арабской весны». Например, если бы Америка следовала своей прежней политике, она мгновенно не оставила бы камня на камне от резиденции Каддафи, посмевшего выступить против Вашингтона. А между тем, администрация Обамы предприняла все меры для того, чтобы первой не осуществить военное вмешательство в Ливию. Это связано с тем, что позиция этакого «одинокого мачо» (унилатерализм) привела США к нахождению в своего рода мировом вакууме, особенно это касается исламского региона. В противоположность этой позиции, администрация Обамы, теперь активно выдвигающая в Ливии на первый план НАТО и своих европейских союзников, в первую очередь Францию, называет такую новую «многостороннюю» (мультилатерализм) дипломатическую доктрину «доктриной закулисного руководства».

В рамках этой доктрины США не стремятся чрезмерно выходить на первый план в отношении сирийской проблемы, хотят в первую очередь путем создания основы, базирующейся на международном и региональном консенсусе, либо убедить авторитарный режим, либо заставить его сдаться. В связи с этим абсолютно очевидно, что американцы хотят извлечь пользу из сотрудничества с Турцией, отношения которой с Сирией уникальны. Неслучайно, постоянно происходят телефонные переговоры между президентом Обамой и премьер-министром Эрдоганом, министрами внешней политики Клинтон и Давутоглу. Но конечно же эти длительные консультации являются выгодными не только для американцев.

Прежде всего, США уже давно поняли, что не стоит ожидать от Турции политических шагов, идущих в разрез с ее национальными интересами и дипломатическим стилем. Несмотря на все внушения Вашингтона по вопросам войны в Ираке и нормализации отношений с Арменией, Анкара действовала, придерживаясь своих политических интересов. В основе сирийского диалога лежит поиск тактической и временной синхронизации в достижении общих целей двух стран, коими являются приостановление военных столкновений и переход к реформам. Включая сюда и вероятное осуществление санкций. Наиболее явной победой, достигнутой Турцией в ходе этого диалога, стало то, что Обама убедился в необходимости немного повременить с открытым требованием ухода от власти Асада. Потому что Анкара, исходя из своих интересов в сфере экономики и безопасности, намерена дать еще один, возможно последний, шанс обязательствам с Дамаском. Визит Давутоглу в Сирию, состоявшийся во вторник, был осуществлен именно с этой целью. Тесные контакты правительства Эрдогана с США оказывают положительное влияние и на его возможность убедить Асада, таким образом внося свой вклад в усилия разрешить сирийскую проблему мирным путем.

Несомненно, ситуация, сложившаяся в Сирии, весьма серьезна. Ни у США, ни у Турции нет волшебной палочки. Однако обе страны предпочитают устоявшийся баасский режим смене режима, которая может повлечь за собой полную неопределенность и нестабильность. Вероятно внутренняя война между суннитами и шиитами беспокоит и США, и Турцию. Потому что, как подчеркнул премьер-министр Эрдоган, «принимая во внимание наши исторические, демографические и экономические связи, происходящее в Сирии является для нас внутрисемейной проблемой». Происходящее может также негативно сказаться на продолжающемся на территории Турции алевито-суннитском конфликте. США не желает, чтобы он выходил из под контроля и разгорался еще сильнее, принося тем самым беспокойство своим ключевым союзникам в регионе, каковыми в  первую очередь являются Израиль, Саудовская Аравия, Турция и Ирак. Например, из-за религиозного конфликта, который может распространиться из Сирии, есть вероятность нарушения хрупкого равновесия, сложившегося в сфере управления и безопасности в Ираке. В случае такого нарушения планы США относительно уменьшения количества своих военных формирований на территории Ирака могут потерпеть неудачу, чего, безусловно, Америка допустить не хочет. К тому же ни США, ни Турция не намерены полностью толкнуть Сирию в «объятия» Ирана. Это является одной  из основных причин, по которой посол США Роберт Форд, несмотря на все сложности, через которые ему прошлось пройти, все еще находится в Дамаске.

Интересы США и Турции, которые во многом пересекаются в Сирии, требуют тесного диалога. Качество этого диалога не следует  путать с тем, который проходил в рамках ситуации войны в Ираке. В то время «прежняя Америка» была собеседником только-только вступившей на путь развития Турции. Задачей США было не консультироваться с Анкарой, а сделать сотрудничество с ней свершившимся фактом. Сейчас же, американцы, амбиции которых несколько спали, видят в качестве собеседника Турцию, которая достигла экономической и политической стабильности, влияние и авторитет которой в регионе значительно возрос. И хотя они, возможно, не договорятся по всем вопросам, но стараются уважительно относиться к Турции, в лице правительства Эрдогана, не навязывая собственных убеждений, стремятся прислушиваться к мнению Турции и оценивать ее авторитет.

Правда заключается в том, что США, несмотря на свое мощное, структурное изменение, все еще остаются самым главным игроком на Ближнем Востоке. Их обязательства и контакты с Турцией на самом высоком уровне подтверждают и укрепляют дипломатическую силу Турции в регионе. Смотря на эту ситуацию, я, со стороны Турции, вижу не картину унижения и капитуляции, а картину гордости. До тех пор, пока Турция не подвергнется прямому нападению или вмешательству, все, что должна делать Анкара, это воздерживаться от рискованных военных методов, которые могут подвергнуть опасности население региона и потенциальное лидерство Турции; продолжать терпеливо искать пути решения сирийского и подобных ему кризисов на легитимной международной основе вместе с такими союзниками, как США.