Преобразующая сила

| Али Булач 16

Большую роль в распространении востоковедческих взглядов в восприятии Европой Востока и Запада сыграла антропология. Христианство рассматривает ислам как религию, но антропология свела ислам к единой монолитной культуре. 

Антропологическое сведение всех исламских культур к одной способствовало продвижению редукционистского подхода в ориенталистике. По мере того, как этот подход приобретал популярность, западная культура сравнивала себя с «исламской культурой», и это сравнение привело к тому, что эту культуру начали наделять качественной ценностью: было решено, что это отстающая культура, стоящая вне исторического процесса, обращенного в будущее.  Проблема такого отношения состоит в том, что основные критерии, определяющие, что является важным для культуры, были придуманы учеными с Запада. Критерии, позволяющие понять, является ли культура развитой или нет, были разработаны в рамках одной только западной культуры. Когда их используют для того, чтобы сопоставить западную культуру с неевропейскими культурами, все восточные традиции, религии и взгляды оказываются принадлежащими к отстающим культурам.

Как же следовало поступить? При определении того, что важно для культуры, следовало включить также опыт неевропейских обществ. Возьмем, например, африканские племена южнее Сахары: с европейской точки зрения исламская культура – культура отсталая, поскольку африканские общества существуют вне чего-либо, напоминающего западную культуру. Поэтому для того, чтобы включить эти общества в культуру требуется вторжение извне. Для того, чтобы достичь этого, антропологи создали теории «функциональности» и «структурализма». Этим они надеялись достичь разложения исламских обществ Востока. Какими бы ни были главные движущие силы, хранящие эти общества и их традиции вне зависимости от места и времени, несмотря на внешних врагов и внутренние изменения, они  чувствуют, что должны были измениться, подчинившись насильственному воздействию чужой культуры. Чтобы включиться в процесс исторических изменений, их традиционные,  природные структуры должны разложиться. В теории, социология принимает тот факт, что каждое общество имеет свою собственную структуру и что поддерживают эту структуру институты, созданные этим обществом. Когда эти институты заменяют другими, радикально меняется и сама структура, что приводит к распаду общества. Распад общества в этом случае означал бы, что это общество может быть включено в процесс развития.

Учитывая эти теории, можно сказать, что политика модернизации, европеизации и вестернизации до сих пор эффективна и она, также как действующие программы развития, является продуктом этого подхода. Все они несут на себе отпечаток ориенталистики. Например, халифат был одним из основных институтов исламского мира, это был сильный исторический институт. Когда антропологи сводят понятие халифата до некоторой структуры, уничтожение которой доминирующими группами, обладающими политической и военной властью, считается  неизбежным, структура исламской общины разрушается. Эти процессы влияют даже на семью, и постепенно политические, экономические и социальные институты уничтожаются. Одним из наиболее эффективных инструментов, обеспечивающих успех этой мирной операции по механическому и насильственному насаждению чужеродной культуры, является образование. Образование должно способствовать тому, чтобы группа, проводящая модернизацию и контролирующая государство, овладела умами всех членов общества  и преобразовала его в нечто иное. Если традиционная структура неспособна себя защитить, это означает, что она утратила свои исторические функции.

В таком случае возникает необходимость создания новой структуры. Политика модернизации в первую очередь заботится о том, чтобы превратить традиционные структуры и институты в недееспособные, а потом уничтожить их, поскольку необходимость в них отпадает. Благодаря образованию и его преимуществам, новые современные структуры готовят человека к новой роли и новой жизни. Человеку приходится искать новую жизненную нишу в этой современной структуре. Если общественные институты противятся внешнему воздействию, изменения навязываются за счет установления военных диктатур, авторитарных и тоталитарных режимов. Если это не работает, в ход идет открытая военная оккупация. Когда в Индии рабочие подняли мятеж,  40,000 тысячам из них отрубили руки. Когда восстали племена Бразилии, им выдали отравленные рубашки и за очень короткий период времени эти племена исчезли. Учитывая эти последствия, а также политическую и военную программу, которую она порождает, ориенталистика – это не невинное, чисто научное исследование.