Почему ключевые вопросы по путчу остались неотвеченными

| Al-Monitor 245

Была ли сделка между турецким правительством и путчистами? Какие политические силы оказались вовлечены в попытку госпереворота? Парламентская комиссия была призвана найти ответы на эти вопросы, однако они по-прежнему остаются открытыми.

Журналистка Сибель Хюрташ из Al-Monitor попыталась разобраться, почему в декабре 2016 комиссия по расследованию июльских событий резко свернула свою деятельность после соответствующего поручения президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Работа комиссии, куда вошли представители четырех партий парламента, началась в октябре 2016 года с жарких споров между оппозиционерами и членами правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Представители главной оппозиционной Народно-республиканской партии настаивали на том, чтобы вызвать глав турецкого Генштаба Хулуси Акара и Национальной разведки (MIT) Хакана Фидана для дачи показаний. Несмотря на то, что оба силовика 15 июля были в центре событий, члены ПСР отклонили предложение оппозиционеров.

Правительство обвинило в неудавшейся попытке государственного переворота проповедника Фетхуллаха Гюлена, проживающего в США, и его сторонников в рядах турецкой армии. Позднее организация Гюлена была названа Анкарой как террористическая. Тем не менее, Гюлен оставался главным союзником ПСР до декабря 2013 года, когда произошла серия громких коррупционных скандалов, связанных с представителями кабмина и членами семьи Эрдогана. Турецкие власти заблокировали расследование, утверждая, что оно было сфабриковано прогюленистскими полицейскими, сотрудниками прокуратуры и направлено на свержение ПСР. Стараясь уйти от неудобных вопросов, члены комиссии от правящей партии, следовали определенной стратегии.

Были приглашены ряд политиков и отставных военных, которые подтвердили тезис, что гюленисты имели поддержку турецких правительств последних четырех десятилетий, в то время как сам Гюлен стал заметной фигурой в Турции.

Однако эта стратегия также имела свои последствия. Так, экс-министр МВД Мехмет Агар утверждал, что ни один гюленист не был назначен на высокую должность за время его руководства в 1990-е годы. Экс-глава Генштаба Хилми Озкок подтвердил, что высшее военное руководство предупреждало членов ПСР на заседании Совбеза в 2004 году о возросшем влиянии гюленистов на уровне государства и даже предлагало план действий. По словам Озкока, Генштаб отслеживал ситуацию, но в действительности в противовес гюленистам было сделано немного.

После того, как члены ПСР оказались загнанными в угол, Эрдоган 9 декабря сделал неожиданное заявление, призвав комиссию свернуть свою работу. Члены ПСР, коих в комиссии было большинство, быстро откликнулись на призыв, и также быстро представили доклад с выводами расследования.

Документ, просочившийся в СМИ 22 декабря, вторит голосу правящей партии, возлагая всю ответственность за путч на Гюленистов окопавшихся государственных структурах. В докладе говорится, что движение Гюлена с 1970 года поддерживалось всеми правительствами. Среди прочих утверждений, описаных в документе - гюленисты получали поддержку из США, от американских спецслжб (ЦРУ) и турецкой разведки (MIT). Здесь же подробно обсуждаются отношения между Гюленом и США, отмечается, что дети родственников президента Барака Обамы в Кении бесплатно обучаются в управляемых гюленистами школах в африканской стране.

Единственное упоминание о связи ПСР и Гюлена ограничивалось утверждением, что проповедник стремился создать образ близкого правительству человека, после того, как ПСР пришла к власти в 2003 году. Тем не менее, в документе все же содержится несколько скандальных подробностей. К примеру, основным источником финансирования организации Гюлена в докладе названо стимулирование со стороны правительства - открытые тендеры и муниципальные гранты.

Многие общественные торги, как утверждается в докладе, выигрывали предприниматели, платившие Гюлену отступные. Согласно документу, последователи Гюлена, раньше называвшиеся "общиной" теперь стали называться членами «террористической организации». И это определение стало главным аргументом, способным помочь ПСР сохранить свое лицо. Отчет не может предложить какую-либо информацию сверх того, что уже сообщалось в СМИ. Поэтому члены Народно-республиканской партии (НРП) утверждали, что расследование не может считаться завершенным без опроса силовиков - Фидана и Акара. Участники комиссии от оппозиционеров настаивали на том, что события 15 июля по-прежнему остаются тайной и обвиняли ПСР в сокрытии информации.

К примеру, один из неназванных военных дал показания, в которых заявил, что турецкая разведка (MIT) была предупреждена о путче еще в 11 часов утра - задолго до появления первых солдатов на улицах Анкары и Стамбула. Другой офицер, который в настоящее время пребывает в тюрьме, подтвердил, что Фидан находился в здании Генштаба до 8 часов вечера.

У членов комиссии от оппозиционной Народно-республиканской партии осталось много вопросов к Фидану и Акару. Когда силовики узнали о попытке государственного переворота? Какие меры предосторожности были предприняты? Имели ли место переговоры между правительством и путчистами? Возможен ли факт того, что 249 человек, ставшие жертвами мятежа, были сознательно отправлены на смерть?

Лидеры переворота в опубликованном в ночь на 15 июля заявлении подготовили список должностных лиц, которые намеревались взять на себя обязанности руководства после переворота. В списке даже были указаны имена потенциальных мэров турецких городов, однако, посты президента и главы правительства так и остались не распределены. Оппозиционеры планировали посетить тюрьмы, чтобы поговорить с арестованными генералами и узнать, кто же собирался управлять страной, а также выяснить, остались ли представители путчистов в действующем правительстве.

Однако турецкий Минюст запретил общение с заключенными. По словам одного из членов комиссии Айкута Эрдогду, ПСР боятся вскрывать некоторые факты о перевороте. Прав ли Эрдогду, сказать сложно, в то же время решение ПСР закрыть расследование говорит о нежелании дать ответы на многочисленные вопросы.