Турецкая внешняя политика: время меняться?

| Аманда Пол 522

На прошлой неделе «глаза и уши» Турции со всех уголков земли собрались в Анкаре на ежегодной встрече дипломатов с министром иностранных дел страны Ахметом Давутоглу для анализа результатов 2012 года и мозгового штурма года 2013.

2012 год выдался сложным для Давутоглу. Его авторитет пошатнулся, после того как его программа «ноль проблем с соседями» рассыпалась и Анкара изо всех сил старалась сформулировать новый вектор эффективной политики для урегулирования конфликта, разворачивающегося на юго-восточной границе. Стремление стать лидером региона отошло на второй план. Турции пришлось пересматривать свою внешнеполитическую концепцию, кроме того, эти непродуманные шаги негативно сказались на государственной безопасности. Как говорил Кеннеди, «внутренняя политика может нас победить, а внутренняя — убить».

К сожалению, с годами Давутоглу выказывает все меньшее желание воспринимать разумную критику и мнения окружающих, предпочитая читать лекции, а не слушать. Внешняя политика ни в коем случае не должна быть театром одного актера, она предполагает постоянную отдачу и проверку из разнообразных источников как изнутри, так и из-за пределов власти.

Также необходимо расставлять приоритеты. Давутоглу слишком амбициозен, он тянется в каждый уголок земли, стараясь оставить там свой след. Я не думаю, что он усвоил этот урок. Его последние речи с амбициозными планами реструктуризировать Средиземноморье, отхватить кусок от Арктики, изучить глубины Африки и укрепить отношения с Украиной служат показателем того, что Анкара хочет быть «в каждой бочке затычкой».

Тем временем у большинства соседей Турции большие проблемы. Сирия, конечно, на первой строчке этого списка и продолжит быть головной болью Турции и в 2013 году. Политика Анкары делала невообразимые кульбиты вслед за действиями правительства Турции, которое металось от одной позиции к другой в попытках исправить ошибки при постановке первоначальных целей. Более того, Турция остается исключительно уязвимой к побочным эффектам региональной нестабильности как в экономическом, так и в политическом плане.

Все же некоторые уроки из этого были извлечены. Анкара, по-видимому, наконец поняла, что она не может делать всё в одиночку. Турция сегодня работает в более тесном контакте с партнерами на Западе, также она развивает различные трехсторонние партнерства с Россией, Ираном, Саудовской Аравией и Египтом, которые, в конечном итоге, могут стабилизировать ситуацию в стране. И хотя именно турецкий голос звучит громче всех в хоре гонящих Ассада, все же Анкара приняла неизбежность того, что включение некоторых частей современного сирийского режима в будущее переходное правительство неизбежно для уменьшения вероятности прямого распада страны.

Турция также не ладит с Ираком. Анкара уже долгое время отказывается вернуть Ираку бывшего суннитского вице-президента Тарика Аль-Хашеми, которого на родине приговорили к смертной казни за организацию «батальонов смерти», и этот шаг вызвал ярость премьер-министра Ирака Нури аль-Малики. В ответ на это Эрдоган обвинил шиита Малики в антисуннитской политике, а тот в свою очередь назвал Турцию враждебным государством, запретил турецким компаниям работать в южном Ираке и предложил разместить армию на северной границе страны, которую турецкие войска периодически переходят во время антитеррористических операций против Рабочей партии Курдистана. Эта ситуация усугубляется за счет расширения сотрудничества и дружеских отношений Анкары с иракскими курдами в области энергетики в обход Багдада. Региональное правительство Курдистана, контролирующее северный Ирак, в настоящее время оспаривает право Багдада на землю и нефть северных территорий.

Соответственно, политика Турции по отношению к Сирии и Ираку ухудшила связи с Ираном и стала причиной «обмена любезностями» между странами в 2012 году. Иран полагает, что Турция намерена сформировать в регионе «суннитскую дугу», которая существенно ослабит влияние Ирана. Именно поэтому Иран активизирует усилия по поддержке своих шиитских союзников.

Все это лишь добавляет напряженности и без того взрывоопасному региону. И если отношения с Евросоюзом и США в 2013 году могут смягчиться, то в своем регионе Турция получит настоящую войну, которая потребует крайне проактивной и прагматичной внешней политики.