Поездка Давутоглу в Европу

| Аманда Пол 226

В прошлый понедельник премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу начал свой недельный визит в Европу, включающий поездки в Великобританию и Германию, а также участие в Давосском экономическом форуме в Швейцарии.

Похоже, что у этого визита были три задачи: продемонстрировать «новую эру» в отношениях между Турцией и ЕС, о которой Давутоглу говорил после ноябрьского саммита, подчеркнуть, насколько важно присутствие Турции на Западе, а также поиск зарубежных инвестиций.

Так что же значит новая эра в отношениях Турции и ЕС? Конечно же, Турция не станет членом ЕС в ближайшее время. Новый виток отношений не означает, что те страны – члены ЕС, которые были против вступления Турции, вдруг изменили свое мнение. Разумеется, это не так. В любом случае, идея членства Турции в ЕС стала для европейцев еще менее привлекательной. Причем не только из-за миграционного кризиса, но и из-за видимого отката в области демократии и прав человека. Если учесть, что большинство публикаций в международных СМИ о Турции носило крайне негативный характер (все более и более авторитарный единоличный режим, заключающий в тюрьмы всех критиков) – не удивительно, что имидж Турции пострадал.

Кроме того, ЕС, и без того имеющий проблемы с единством, сейчас не в том положении, чтобы думать о расширении. Как только ЕС начал приходить в себя от кризиса в еврозоне, по нему ударил кризис миграции. Шенгенская зона не была готова столкнуться с той ситуацией, в которой оказалась. Также грядет майский Brexit референдум, на котором решится, останется ли Великобритания в ЕС или выйдет. Выход Великобритании из ЕС будет иметь далеко идущие последствия для обеих сторон. Однако каждый раз, когда в ЕС случается какой-нибудь кризис, он становится только сильнее, так что я оптимистично верю, что это произойдет снова.

В любом случае, руководство Турции не заинтересовано в модели, основывающейся на ценностях ЕС. Либеральная демократия не подходит для целей и политики правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Следовательно, отношения ЕС с Турцией станут более прагматичными и деловыми. Некоторые вещи, которых добивается Турция, такие как обновление Таможенного союза, безвизовый режим с ЕС, финансирование различных программ, будут связаны с выполнением Анкарой определенных обязательств. Однако, поскольку Турция нужна Евросоюзу для решения таких стратегических вопросов, как кризис с сирийскими беженцами, союз будет сдерживать свою критику относительно демократического отката и нарушения прав человека. Ни для кого не секрет, что в течение последних нескольких месяцев ключевые государства – члены ЕС стараются не расстраивать Анкару.

Встреча Давутоглу с канцлером Германии Ангелой Меркель целиком касалась миграционного кризиса. Надо сказать, Меркель находится под значительным внутренним давлением – в прошлом году около 1,1 млн беженцев, в основном из охваченной войной Сирии, прибыли в Германию в поисках убежища. Ей необходимо, чтобы Турция в полной мере выполнила свою часть сделки, согласованной с ЕС, и помогла остановить поток мигрантов, наводняющих Европу. Ей также необходимо, чтобы другие страны ЕС выполнили свое обещание дать Турции 3 млрд евро на улучшение условий проживания 3 млн беженцев, находящихся в Турции. В свете всего этого вряд ли Меркель стала выражать озабоченность демократией или правами человека в Турции. А даже если бы она это и сделала, это были бы только словесные заявления, не способные улучшить положение Джана Дюндара и других журналистов (и не только), томящихся в тюрьме.

Что же касается иностранных инвестиций, турецкая экономика нуждается в значительном и устойчивом потоке иностранных вливаний, а не в краткосрочных денежных потоках, которые то входят, то уходят из страны в последние годы. Эта тема была ключевой в ходе британского визита Давутоглу. В Лондоне он, как сообщается, встретился с потенциальными 350 инвесторами. Премьер также произнес вступительную речь на 16-й Турецкой инвестиционной конференции, организованной Merrill Lynch – ведущим инвестиционным банком. Еще он встретился с руководителями крупнейших мировых компаний на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Очевидно, что для инвесторов вкладываться в Турцию сегодня – это больший риск, чем это было несколько лет назад, из-за растущего авторитаризма, отсутствия верховенства закона и отсутствия независимых государственных институтов. Кроме того, в регионе появился новый привлекательный объект – Иран, и европейские компании выстраиваются в очередь, чтобы поговорить с Тегераном.