Почему спецслужбы Турции не защитили посла России?

| Ариф Асалыоглу 274

Посол России в Анкаре Андрей Карлов подвергся вооруженной атаке во время открытия фотовыставки в Центре современного искусства. После случившегося посол скончался, нападавший был убит в перестрелке со служащими полиции специального назначения.

Ответственность за убийство посла взяла на себя вооруженная террористическая группировка «Фронт Фатх аль Шам» (ранее именовавшаяся как «Джебхат ан-Нусра» или «Аль-Нусра»), опубликовав соответствующее письмо в интернете. В письме указывается, что это было «местью за Алеппо» и что служащий подразделения полиции особого назначения Мевлют Мерт Алтынташ был членом группировки («Аль-Нусра»). Абсолютное спокойствие нападавшего при совершении данного преступления, которое можно охарактеризовать как атаку смертника, игнорируя запрещающие положения ислама по этому вопросу, и так свидетельствовало о его принадлежности к таким группировкам, как «ИГ», «Аль-Каида» или «Аль-Нусра» (организации, запрещенные на территории России).

Попытки турецкого правительства скрыть уязвимость безопасности в момент совершения убийства, а также стремление прибегнуть к заговорам, как происходит после каждой террористической атаки, препятствуют освещению происшествий. Невзирая на огромную пропагандистскую машину, принадлежащую правительству, еще в самом начале появилось множество противоречий, связанных с нападавшим и происшествием. Почему террориста не взяли живым, несмотря на отсутствие каких-либо заложников в зале и отсутствие у него серьезных боеприпасов?

Террорист ранее занимал должность охранника на митингах президента Эрдогана. Всем известно, что попасть в команду охраны совсем непросто, вероятно, необходимы определенные связи. Кроме того, согласно информации, опубликованной в газете «Сёзджу» от 30 мая 2014 года, депутаты от ПСР занимались продвижением определенных учащихся для поступления в упомянутый полицейский колледж. В то время как в Турции в течение трех лет ведется беспощадная охота на ведьм и десятки тысяч государственных служащих были отстранены с занимаемых должностей, не представляется возможным, чтобы данный террорист не то чтобы был назначен в охрану президентских митингов, а остался бы в своей профессии и свободно передвигался по улице.

13 декабря 2016 года у зданий российского посольства в Анкаре и консульства в Стамбуле группы ОЗГЮР-ДЕР и Фонд гуманитарной помощи (İHH), находящиеся у черты «радикального» ислама, провели пикет в знак протеста против действий России в Алеппо. В то время как радикальные группировки в Турции представляют серьезный риск для России, в отношении групп людей, проводивших пикет, не было проведено ни одной операции. Кроме того, становится очевидным, что в такой период не было проведено каких-либо работ со стороны разведки для предупреждения рисков происшествий, нацеленных на Россию.

Разногласия между Турцией и Россией, начавшиеся с происшествия, когда российский бомбардировщик был сбит ВВС Турции на границе с Сирией, с каждым днем усиливались после того, как на прошлой неделе сирийский город Алеппо был вновь отвоеван силами президента Башара Асада. Очевидно, что разведывательными службами не была проведена работа в части готовившегося теракта против российского дипломата и работников посольства. Если подобная информация была получена, необходимо выяснить, была ли она предоставлена послу или нет.

Деятельность по охране высокопоставленных лиц государства и иностранных дипломатов осуществляется силами Управления по делам охраны при Главном управлении безопасности и департаментами охраны при областных управлениях безопасности. В такой напряженной атмосфере, когда террористические группировки, обвиняющие Россию в убийстве гражданского населения в Алеппо, стали часто проводить антироссийские акции, тот факт, что соответствующие структуры не приняли никаких мер по охране личности российского посла, является полной катастрофой.

С точки зрения менталитета Управления безопасности в любом месте, где с большой вероятностью может быть совершен террористический акт (собрание людей в закрытом пространстве, визит важной персоны и пр.), должны быть предприняты меры безопасности до начала мероприятия. Место, где посол России подвергся вооруженному нападению, известно как «Выставка фотографий». Принимая во внимание, что на подобных мероприятиях заранее определяется программа, список приглашенных и предполагаемых участников, никакими причинами не может быть оправдано отсутствие каких-либо принятых мер. На этом вопросе следует остановиться более подробно. С этой точки зрения становится понятным, что Управление безопасности Анкары накануне визита посла не предприняло никаких мер.

В ходе расследования, которое будет начато для выяснения случившегося, нельзя не обратить внимание на то, что, несмотря на жизненную необходимость «взять преступника живым», в результате провальной операции нападавший был застрелен. Имеется информация относительно неисполнения требований российских должностных лиц в части прекращения конфликта. Тот факт, что нападавший был неопытным полицейским, находящимся на службе 2,5 года, отсутствие заложников внутри здания, говорит о том, что-то, что он был застрелен, является провальной реакцией. Насколько провальными были превентивные меры, настолько же провально удалось разрешить кризисную ситуацию.

Необходимо вести тщательный контроль за ходом расследования, проводимого для освещения упомянутого происшествия. Необходимо также следить за тем, будет ли проведено административное расследование в отношении должностных лиц (не распорядившихся принять меры безопасности, не распорядившихся провести необходимые разведывательные работы), в действиях которых будут найдены недочеты. Так же как и теракты, совершенные ИГ и РПК в Турции за последние годы, по большей части не были расследованы, в этом происшествии не было начато значимое судебное и административное расследование в отношении должностных лиц, проявивших небрежность.

После атаки на российского посла близкие к власти круги уже в первые минуты после случившегося сделали противоречивые и амбициозные заявления. И ранее отмечалось подобное, когда власть и близкие ей круги определяли виновного в зависимости от его политической позиции, а после проведенных расследований выяснялось, что обвиняемые на словах на самом деле виновными не были.

Сразу после нападения колумнист, известный своей приверженностью к ПСР (правящая Партия справедливости и развития — ред.), Абдулкадир Сельви в интервью «CNN Тюрк» заявил: «Известно, что он родом из Сёкели, провинции Айдын. Проверяется его причастность к группировкам. Он выкрикивал лозунги «Аль-Нусры». Он связан с «Аль-Нусрой». Это предварительная версия, которой придерживаются». Примерно час спустя в своем комментарии для той же передачи он сообщил: «Он выпускник 2014 года. Известно, что среди выпускников того времени были и полицейские, принадлежащие к организации «Фето». Судя по его лозунгам, его специально обучали этому. Он сделал это, чтобы создать впечатление о своей причастности к «Аль-Каиде», «Нусре». Это полностью противоречит его первому комментарию.

Сразу после случившегося, в 21:35, мэр Анкары Мелих Гёкчек, не имеющий прямого отношения к происшествию и вряд ли обладавший информацией по данному вопросу, написал в своем Twitter: «Нападавший был полицейским… и по моим ощущениям — он из «Фето»… Выкрикиваемые им лозунги — лишь для отвлечения внимания…» И в этот раз, как и в прошлых терактах, предположения мэра Анкары не сбылись. Ибо ответственность за нападение взяла на себя «Аль-Нусра». На страничке проправительственной газеты «Йени Акит» в Twitter сразу после теракта появилось сообщение: «В ходе атаки героически погиб служащий полиции Мерт Алтынташ». Однако после волны возмущения это сообщение было удалено. Позже газета также сообщила в Twitter, что это было монтажом.

В своем первом заявлении в Twitter руководитель новостного отдела проправительственной газеты «Йени Шафак» Реджеп Йетер сообщил: «Это второй Альпарслан Арслан. Чуть больше, но никак не меньше». Он намекал на «Эргенекон», однако после распространения информации всеми близкими к власти СМИ Йетер вспомнил о «причастности» «Фето» к теракту, используя те же выражения.

Спустя короткое время после атаки департамент премьер-министра вынес решение о запрете публикаций. Запрет распространился на всех провайдеров медиауслуг в части невозможности публикации новостей, видеозаписей и комментариев, кроме заявлений, сделанных официальными структурами. Как известно, обычно в Турции накладывается запрет на публикации после терактов «ИГ» и «Нусры». Продолжение следует…

Источник