Почему Рабочая партия Курдистана укрепляет власть Эрдогана

| Ариф Асалыоглу 475

В рядах РПК и Союза общин Курдистана служат более тысячи агентов Службы национальной разведки Турции, полагают эксперты.

Иранец Реза Зарраб, центральная фигура масштабного расследования о взяточничестве и коррупции в Турции от 17 декабря 2013 года, организовавший от имени Реджепа Эрдогана перевод денежных средств и золота, был задержан ФБР 19 марта 2016 года в Майами по обвинению в обходе санкций США против Ирана, организованном мошенничестве против США, банковском мошенничестве и отмывании денег. По решению суда он был помещен под арест в Майами. Прокуратура потребовала для Зарраба 75 лет тюремного заключения. Расследование по этому делу продолжается и по сей день.

Вице-президент «Халк Банка» Мехмет Атилла (одного из самых крупных банков Турции с государственным участием), ответственный за международное банковское сотрудничество был задержан в Нью-Йорке по требованию ФБР 29 марта 2017 года по обвинению в обходе санкций США в отношении Ирана и банковском мошенничестве. За эти два преступления для него требуют в общей сложности до 50 лет тюремного заключения. Кроме того, к этому делу приобщили материалы о причастности очень многих близких к Эрдогану государственных деятелей, а также его супруги Эмине Эрдоган и сына Биляла Эрдогана. Таким образом, дело Резы Зарраба является судебным процессом, за которым пристально следит Эрдоган. Оно имеет для него жизненно важное значение.

Депутат от Партии националистического движения (ПНД) профессор Умит Оздаг выступил с заявлением относительно столь важного судебного решения, ставшего предметом споров. Оздаг заявил, что «в обмен на прекращение дела Зарраба Эрдоган согласится на операцию США в Ракке совместно с РПК, и, сдав эту позицию, согласится на создание Курдистана».

На повестке дня появилось важное заявление американского политика Рудольфа Джулиани, бывшего мэра Нью-Йорка, сделанное им вне протокольной записи во время встречи в Анкаре с президентом Тайипом Эрдоганом в феврале месяце, на которой обсуждалась ситуация с Заррабом. В показаниях, представленных суду относительно своей роли в деле Зарраба, Джулиани сообщил, что его обязанностью было: «заключить договор между США и Турцией, отвечающий национальным интересам США».

Если вы помните, стали известны скандальные переговоры некоторых турецких министров, и советник президента США Дональда Трампа по национальной безопасности генерал Майкл Флинн сообщил о возможности создания независимого Курдистана.

В своем заявлении Флинн отметил также следующее: «Пешмерга представляет собой силу, оказывающую самое героическое сопротивление. В рамках проведенных мной совместных с Пешмергой мероприятий она проявила себя как важная организационная структура с очень талантливым управлением. На мой взгляд, курды являются одним из самых героических народов, с которыми мне довелось повстречаться за все время. Важно оказать поддержку создаваемому независимому Курдистану со стороны США и стран коалиции. На мой взгляд, сформируется новый Ближний Восток, а Ирак и Сирия не смогут сохранить свою целостность и распадутся. Считаю, что на Ближнем Востоке появятся три или четыре новые страны, и можно сказать, что в будущем мы увидим независимый Курдистан».

Заявление проф. Умита Оздага, кажется, проливает свет на уступки турецкого правительства в отношении должностных лиц США. Между тем внутри Турции существует борьба, даже война между РПК и Демократической партией народов (ДПН).Однако на этот счет у ПСР и Эрдогана свои планы. Давайте попробуем распутать, казалось бы, запутанный клубок.

Курдский политик Кемаль Буркай, долгие годы проживший в изгнании, в одном из своих заявлений сообщил: «В 1970-е годы мы боролись за разрешение курдской проблемы демократическим путем, однако эти усилия были жестоко подавлены Рабочей партией Курдистана». Буркай рассказал также о леденящих душу высказываниях лидера РПК Абдуллаха Оджалана: «Мы создали РПК. В течение трех лет государство обеспечивало нас пропитанием, оружием и деньгами. В обмен на это они требовали, чтобы мы сражались против других курдских формирований. Три года мы делали всё, что они требовали». Государство никогда не предоставляло курдам каких-либо прав гражданским политическим путём. В 1970-е годы политические усилия курдской элиты, среди которой был и Кемаль Буркай, были подавлены. Курды были направлены не в политику, а принудительно в партизаны, в горы.

В последующие годы создавались партии, представлявшие курдов. Например, Народная партия труда (HEP), Демократическая партия (DEP), Народно-демократическая партия (HADEP). Депутаты и руководители этих партий были либо убиты, либо арестованы. Впоследствии эти партии были закрыты по решению Конституционного суда. В темных коридорах государства знали, что если курды будут требовать свои права гражданским политическим путем, то необходимости в РПК не останется. По этой причине курдам всё время закрывали дверь в политику.

В 2014 году была создана Демократическая партия народов (ДПН). Партия, впервые в истории Турции представляющая курдов, на выборах 7 июня 2014 года выдвинула 80 депутатов в парламент. ДПН стала третьей по численности партией, обогнав Партию националистического движения. Это было бесспорной победой курдов, в том числе с точки зрения числа представленных от нее депутатов в парламенте. Однако эта победа не пришлась по душе РПК и центру ее правления в горах Кандиль. В публикациях, вышедших в тот день, сообщалось, что в рядах РПК и Союза общин Курдистана (КСК) служит более тысячи агентов Службы национальной разведки (MİT).

На выборах 7 июня 2015 года ПСР потеряла значительное количество голосов. Количество депутатов сократилось на 69 человек. Эрдоган пребывал в шоковом состоянии, в течение 5 дней он не смог даже выйти на публику. И РПК снова вернулась на поле боя ради Эрдогана, чтобы положить конец победе, завоеванной курдами в гражданской политике. И развязала кровавую войну, не имевшую для курдов никакого логического обоснования. Десятки взрывов и сотни невинных жертв стали для ПСР поцелуем жизни. Благодаря созданной атмосфере, страха народ в поиске убежища прильнул к ПСР. И ПСР на выборах 1 ноября, набрав нужное число голосов, укрепила свою власть.

Сейчас же Эрдоган мстит представителям курдской политики за их решение, дословно звучащее как: «Мы не позволим тебе стать правителем». Автор этих слов Селяхаттин Демирташ и депутаты от ДПН отбывают срок в тюрьме. Нападает РПК, а счет выставляется гражданской политике, то есть ДПН. РПК наносит удары по зданиям ДПН, бросает в них камни, сносит. ПСР же благодаря предпринимаемым шагам и при помощи националистической риторики склоняет на свою сторону избирателей от ПНД. Спровоцированные избиратели ПСР все более тесно переплетаются с избирателями ПНД. Таким образом, одним выстрелом убивают двух зайцев.

Отныне у РПК есть всего одна забота — становление Эрдогана единоличным правителем, изгнание курдов с политической арены и закрытие ДПН до выборов. Эти препятствия, скорее всего, будут преодолены «по формуле 1 ноября». В рядах РПК и Союза общин Курдистана (КСК) будут служить агенты от национальной разведки. В регионах с низким показателем голосования прогремят взрывы. В каждом городе и районе будут невинные жертвы. В каждый квартал, в каждый дом проникнет атмосфера страха. И народ от страха снова побежит к Эрдогану.

Источник