Комментарий: Турции предстоит тяжелая расплата по счетам

| Ариф Асалыоглу 2383

В Турции происходят события, не поддающиеся объяснению. Зачем правительство так грубо обращается со своим народом? Эта ситуация зашла намного дальше противостояния правительства и оппозиции.

Ариф Асалыоглу

Ариф Асалыоглу
Генеральный директор Международного Института Развития Научного Сотрудничества (MIRNAS).

Постараюсь резюмировать ситуацию на примере сказки, прочитанной мной много лет тому назад...

Червяк, проделав достаточную по размеру дыру, чтобы забраться внутрь, пролезает в грецкий орех. Ядро ореха похоже на человеческий мозг, червяк принимается за еду. По мере насыщения червяк становится толстым. Вдоволь наевшись, он собирается было выбраться наружу, однако не может пролезть в проделанную дыру. Еще хуже то, что после поедания ядра ореха скорлупа его стала сухой и твердой, и проделать дыру пошире уже не получится. Червяк садится и думает, как бы выбраться из дыры, и понимает, что нужно дождаться, когда он снова похудеет. По мере голодания он худеет и становится тощим, как прежде. И в один прекрасный день он выбирается наружу, но что он видит — прошло время, лето закончилось, а вокруг никого, кроме голодного тощего червяка и пустой скорлупы ореха…

Положение Турции в точности такое же. Ложью и обманом проели людям весь мозг. Между делом по максимуму укрепили свои позиции. Завладели компаниями, не имевшими никаких проблем с законом. Иными словами, в то время как они жирели и обогащались, страна опустела. Уничтожили 35 тысяч единиц имущества, среди которых были заводы, порты, верфи, электростанции и детские школы. Впервые за всю историю страны три крупных рейтинговых агентства (Moody's, S&P, Fitch) одновременно понизили кредитный рейтинг Турции, объявив её «страной риска». 30 крупных международных инвесторов покинули страну.

Турция превратилась в страну, по улицам которой бродят бандиты, где совершаются казни без суда и следствия. В страну, где нет закона, в тюрьмах которой содержатся младенцы, в которой утеряны человеческие чувства, где общество разделено на противостоящие друг другу лагеря, которая превратилась в примитивную, утопающую в крови страну. Люди стали бояться государства. И мир отвернулся от такой страны. Мечта о ЕС растворилась, даже США обращались с ней как с террористической страной, поместив её в один ряд с арабскими странами. Самые дружественные страны депортировали государственных чиновников. В результате осталась разоренная страна, у которой в мире не осталось друзей, нежелательная, изгнанная, лишенная доверия страна.

Пришедшие на обещания демократии и членства в ЕС, укрепившие свои позиции, поедая государство, обогатившиеся за счет поедания мозгов, не могут выбраться из проделанной дыры. Они пытаются выйти из положения посредством дешевой, лишенной уважения диктатуры, упав в глазах мира. Вместе с этим правительство заметило одну вещь — использование во внешней политике вызывающей, критикующей налево и направо манеры речи приносит ему очень легкую и дешевую отдачу.

Население мусульманских стран заслуженно испытывало копившееся годами чувство обиды в отношении действий Израиля, США и Запада. Власть посредством высказываний первых лиц начала наседать и на Израиль, и на США. США и Запад предпринимали всё возможное, чтобы улучшить взаимоотношения между Израилем и Турцией. Однако все эти усилия были сведены на нет отложившей в сторону дипломатический язык властью, расценившей происходящее как: «Они нас испугались, они поняли, что нас нельзя недооценивать, они увидели, что без нас в регионе они не смогут ничего сделать». Однако после того как правительство увидело, что Израиль передумал пытаться улучшить отношения и приоритетное внимание уделил политике, идущей вразрез с интересами Турции, оно включило задний ход. Однако было уже поздно. Они уже не смогли установить с Израилем эффективные, как прежде, отношения, поскольку в то время, как Турция разбрасывалась пустыми, дешевыми угрозами, всему миру страна показала, насколько слабой она является на самом деле.

С каждым днем увеличивалась доза используемого грубого языка, обеспечивавшего власти краткосрочную выгоду, стране же не приносящего ни грамма пользы, а только большие потери. Внешняя политика отныне стала инструментом для внутренней политики. Место дипломатии занял язык, бросающий вызов ООН, США, России, Израилю, в сущности, всему миру. Несмотря на то, что они увидели вред, причиненный использованием такого языка в случае с Израилем, похожая манера речи была употреблена и во взаимоотношениях с Россией.

После инцидента со сбитым российским самолетом вместо использования дипломатического языка, как любая страна с глубокими корнями, они начали использовать выражения в стиле бандитов с района: «если будет нужно, мы подожжем кизяк», «вы не осознаёте, насколько сильна новая Турция», «отныне мы не прогибающаяся страна, соглашающаяся на всё, если вы это уясните, тем лучше для вас самих». И прочими бессвязными, безосновательными, дешевыми угрозами они сожгли все мосты с Россией.

Однако это продолжалось недолго. После того как серьезно пострадал туризм и прекратился экспорт сельскохозяйственной продукции, они осознали, во что им обошлись эти угрозы, и попросили прощения у России. Только Россия уже не прежняя Россия. Поскольку было сказано очень много бессвязных предложений. Кроме того, она поняла, насколько пустой была эта демонстрируемая бандитская крутизна, насколько слабой является Турция на самом деле и зависимой от России в очень многих сферах.

Россия не снимает введенное эмбарго на сельскохозяйственную продукцию. Несмотря на одностороннюю отмену виз Турцией, она не отменяет визового режима и без тени сомнения открыто поддерживает Отряды народной самообороны (YPG) — самый чувствительный момент Турции в сирийском вопросе. И, к сожалению, Турции абсолютно нечего сказать России по этому вопросу. А в период, когда они посчитали, что отношения с Россией наладились после того, как попросили прощения, они снова притворились крутыми бандитами по отношению к США, НАТО и ЕС.

Проправительственные СМИ ежедневно пестрели заголовками о «террористической стране», имея в виду одну из стран Запада, звучали бессвязные угрозы в стиле: «Отныне на Ближнем Востоке есть мы, без нас вы ничего не сможете сделать», детские принуждения сделать выбор: «Или мы или Отряды народной самообороны (YPG)»… В результате всего этого Турции нет больше ни в Ираке, ни в Сирии. В США и Запад летели угрозы в стиле: «На Ближнем Востоке отныне и лист не пошевелится без нашего ведома, без нас ничего не получится». Те, в чей адрес сыпались угрозы, делали всё, чего так не хотела угрожающая сторона, чтобы показать, насколько пусты эти угрозы и слаб угрожающий, заявлявший, что «вам не поздоровится, если вы это сделаете». Например, Турцию не включили в операцию в Мосуле. После того как не было удовлетворено её требование о буферной зоне в Сирии, она спокойно исключила этот вопрос из повестки дня. Она требовала также «провести операцию в Ракке не с YPG, а с нами», но США и Россия выбрали не Турцию, а YPG.

Турции предстоит тяжелая расплата по счетам за позиционирование себя крупным государством, не являясь таковым на самом деле, а также за то, что она принимала бандитский стиль поведения за видимость большого государства. Очень серьезно пострадали отношения Турции как с Западом и США, так и с Россией, а также с такими мусульманскими странами, как Иран, Ирак, Египет. В результате всего этого мы превратились в страну, потерявшую всё имевшееся влияние, не имеющую в мировой политике ни малейшего веса и уважения.

Источник