Что изменилось в Турции за год после переворота

| Ариф Асалыоглу 444

15 июля 2016 года Турция стала свидетелем спорной попытки государственного переворота. Подавленная в короткий срок попытка переворота привела к событиям, последствия которых продлятся на протяжении еще долгих лет.

Ариф Асалыоглу

Ариф Асалыоглу
Генеральный директор Международного Института Развития Научного Сотрудничества (MIRNAS).

Сразу после попытки переворота политическая власть объявила в стране чрезвычайное положение и приостановила действие очень многих основных прав и свобод. Посредством Законодательных декретов (KHK), противоречащих Конституции и используемых вразрез с ее целями, было создано самовольное правление, не подчиняющееся проверкам со стороны Парламента и Конституционного суда. Были осуществлены самые масштабные за всю историю страны увольнения в рядах армии, судебной власти, чиновников и университетов, порядка 152 тысяч государственных служащих без суда и следствия были смещены с занимаемых должностей из-за предполагаемых связей с терроризмом и переворотом. Десятки тысяч военных, государственных служащих, журналистов, работников профсоюзов, научных деятелей и представителей иных профессий заключены под стражу. Самая большая доля увольнений пришлась на судебную систему, около 30% из общего числа судей и прокуроров (4424 человека) лишились своих должностей, многие из которых познакомились с железными решетками. Аналогичным образом порядка 30% из числа служащих кадрового состава Министерства иностранных дел было уволено из министерства, были арестованы высокопоставленные послы.

Попытка переворота 15 июля 2016 года представляет собой операцию по консолидации власти Эрдогана с подвластными ему кадрами из рядов спецслужб и армии, по гарантированию президентской системы, ликвидации своей оппозиции, и, в конечном счете, для демонстрации правомерности входа в Сирию. Эрдоган охарактеризовал попытку переворота, неудачный исход которой был гарантирован, но результаты которой достигли поставленной цели, как «дар Божий».

Несмотря на всю работу по созданию давления, угроз, пыток, цензуры и пропаганды, со временем проявилась огромная пропасть между высказываниями Эрдогана и правительства с правдой. Сомнительные показания и выявленные другие доказательства еще больше укрепили утверждения в том, что попытка переворота была инсценирована. Противоречивые высказывания Эрдогана относительно произошедшего в день переворота, противозаконные действия после переворота, закрытие тысяч учреждений и заключение в тюрьму десятков тысяч людей, не имевших ни малейшей связи с переворотом, стали поводом для еще большего роста сомнений в отношений произошедшего 15 июля.

Если рассматривать процесс переворота 15 июля комплексно, не стоит удивляться использованию в этом случае глубинным государством всего своего накопленного опыта в части операций, наряду с продолжительной подготовкой, добавив к этому также давление на СМИ, пытки и жестокое обращение, подозрительные случаи гибели людей и самоубийств, факты похищений людей, репрессии в отношении женщин и детей, содержащихся в тюрьмах, игнорирование права, высказывания Эрдогана по разжиганию ненависти, а также влияние Эрдогана, распространяемое за границей. Игра была настолько искусно инсценирована, что обвиненное в преступлении движение «Хизмет» как в фильмах стало жертвой ловушки, пойманной с кровавым ножом в руках у изголовья трупа под светом прожекторов вертолета. Пусть сколько угодно кричит о том, что «Я этого не совершал! Я не убийца!». Никто и не услышит среди гула разгневанной толпы, требующей линчевания. Для чего же еще нужна операционная группа Национальной разведывательной организации (MİT)?

Партия справедливости и развития (ПСР) прекрасно знает как выстраивать пропаганду на «перевороте» и использовать удобные случаи, созданные переворотом, отказываясь при этом освещать события произошедшего 15 июля, предпочитая завуалировать, утопить в фарс то, что произошло в действительности. По этой причине Комитет по расследованию переворота прекратил свою работу по одному слову Эрдогана «Хватит уже!», не выслушав главных актеров. Защита в отношении военных во время судебных заседаний по делу о перевороте несмотря на все попытки очернения, стала причиной для беспокойства власти. Судебные заседания были перенесены, пропустив мимо ушей требования о прозрачности судопроизводства. На всех, кто пытается разузнать о произошедшем 15 июля, тот час же ставят клеймо «предатель», «террорист». Возможность изучить вопрос изнутри ограничена. В то время как к проводимым за рубежом исследованиям и публикациям мгновенно закрывается доступ. Никто в мире не воспринимает тезисы Эрдогана. Получило широкое распространение убеждение в том, что Эрдоган закрыл свою страну изнутри и ведет ее к пропасти. Однако страны ведут себя дипломатично, проявляя заинтересованность в уступках, которые они получат, поэтому и не хотят разрывать отношения.

До сих пор до конца не ясно, кто именно совершил переворот. Однако можно ясно и точно увидеть в отношении кого был совершен переворот. «Переворот» был совершен не в отношении Эрдогана, не в отношении ПСР, а совершен в отношении Турции. Турция подверглась разрушению, компенсировать которое в каждой сфере будет сложно, восстановление повреждений которого займет долгие годы. Переворот был совершен в отношении 80 миллионов, в отношении будущего Турции, ее национальных интересов, общественной целостности. Параллельно с тем как Эрдоган набирался сил и стремился к повсеместному контролю, в течение последних трех лет, и, в особенности, после 15 июля демократия, экономика, политика, образование, сельское хозяйство, дипломатия, армия, судебная система, СМИ, наука, туризм, безопасность страны вступили в процесс коллапса и дезинтеграции. Все показатели устремились вниз. Религиозные, национальные, культурные ценности стали материалом для благосостояния Эрдогана и его семьи и его кресла. Сплочающие общество общие чувства, символы были разбиты кувалдой.

Мыслящие, создающие, пишущие человеческие ресурсы страны попали под удар во имя того, чтобы зятья, дети и прикормленные воры одного человека чувствовали себя комфортно. Сотни тысяч образованных, квалифицированных специалистов от хирурга до профессора, от преподавателя до журналиста, были брошены в тюрьмы, вынужденно стали инертными. Воспитанный в самый продуктивный период человеческий капитал брошен в тюрьмы для гниения, либо вынужден покинуть свою страну. Турция переживает не поддающуюся ни с какими периодами после переворотов тяжелую утечку мозгов и истребление интеллигенции.

Экономика получила тяжелое ранение по причине операций, проводимых против бизнесменов и давления. Отобрали, разрушили тысячи компаний. Отныне лица, имеющие в Турции капитал, компанию, производство, ищут способы выхода в безопасные страны. С другой стороны, прекратились инвестиции из внешнего мира, не считая поток по отмыванию денег. И капитал, и мозги ищут для себя надежную страну. Одна из самых крупных потерь пришлась на Турецкие вооруженные силы. Уволены с занимаемых должностей больше половины всех генералов и около 10 тысяч офицеров. Посредством хорошего сценария Эрдоган в пух и прах разнес Турецкие вооруженные силы — последнюю структуру, обладавшую потенциалом стать оппозиционной по отношению к нему структуру.

Как становится понятным из переданных в суды показаний, одним из наиболее важных этапов плана была подготовка как последователей движения «Хизмет», так и общественного мнения к идее «переворота». После событий, связанных с крупным коррупционным скандалом 17−25 декабря, основание движения «Хизмет» подвергалось потрясению под воздействием колоссального психологического давления. С утра до вечера сыпались различные оскорбления от «наркоманов» до «террористов», от «помоев, смешанных с молоком» до «вируса». Самая большая доля из числа этих оскорблений пришлась на лидера движения Фетхуллаха Гюлена, что оскорбляло последователей движения. Речь шла о Движении, на протяжении 3 лет которому постоянно наступали на горло и мозоли, в отношении которого совершались провокации, которое пытались терроризировать, последователи которого потеряли покой в своих домах, которых преследовали собственные соседи, и осуществлялось преследование на рабочих местах, движении, до последней капли молча терпевшего все это. С другой стороны, последователям движения «Хизмет» постоянно нашептывалось о «перевороте, который совершится по приказу». Отныне все симпатизировавшие Гюлену люди были приведены в состояние «полной готовности после нажатия кнопки». Таким образом был успешно осуществлен самый важный этап плана.

Другой задачей плана была подготовка больших масс, то есть в целом народа. За несколько месяцев до 15 июля на некоторых медиа платформах настойчиво выходили в свет анализы, обозрения, репортажи о том, что движение «Хизмет» планирует переворот, другого выхода у него нет, что оно начнет действовать до начала проведения Высшего военного совета, иными словами, все вокруг кричали: «Пожар!». Кроме того, подобная подготовка умонастроений не потребовала больших усилий, поскольку турецкий народ уже заранее был подготовлен реагировать в стиле: «Не знаю кто, но это точно дело рук параллельной структуры». В конце концов, ночью 15 июля все — от водителя до преподавателя — смогли сказать: «Однозначно это дело рук движения «Хизмет». В то время как последователи движения спрашивали друг друга: «Это мы такое сделали?». В день переворота были выбраны именно офицеры, имевшие связь с движением «Хизмет», и им была отведена главная роль в сценарии, когда им был отдан приказ в цепочке приказов к исполнению по выходу на арену. Как я уже говорил, некоторые из них были готовы к подобной борьбе еще накануне. Психологически их подвели к этой точке. Однако когда они поняли, что оказались в ловушке, и собрались повернуть назад, дело было уже сделано. На арену были выведены другие подразделения, чтобы завесить от них правду и растянуть время, так и для обеспечения увенчания переворота кровопролитием. Частью этих подразделений были в том числе и те Мини Куперы и Транспортеры с тонированными стеклами, из которых стреляли одетые в черное лица. Если обратить внимание, то 249 погибших были нужны для убедительности инсценируемого абсурда ночью 15 июля, и, следовательно, для пресечения расследования. Это является самым черным пятном, на которое необходимо пролить свет.

Почему же в этот план не были вовлечены все кадры движения? На это есть две причины. Во-первых, чем больше в это действие было бы вовлечено офицеров высшего ранга и офицеров штаба, тем больше была бы вероятность того, что, поняв абсурдность плана, они бы нажали на тормоза. Во-вторых, если бы по настоящему плану переворота были бы вовлечены военные со всех уголков Турции, тогда попытка могла незапланированно выйти из-под контроля, и мог бы произойти настоящий переворот. Это было бы большим риском для готовивших этот план.

Контр-адмирал в отставке Тюркер Эртюрк 30 ноября 2016 года на своем сайте опубликовал интересное сообщение. В заметке, из названия которой «11 сентября и 15 июля» становится понятным, что он проводит аналогию между попыткой переворота и теракта 11 сентября в США. Бывший командующий Военно-морской академии проводит следующий анализ: «Не прошло и нескольких недель после того как с момента теракта 11 сентября 2001 года США вошла в Афганистан. Для того, чтобы иметь возможность осуществить вторжение за столь короткий срок, должно быть имелись заранее подготовленные планы».

Добавлю, что 15 июля очень похоже на произошедшее 15 лет назад 11 сентября. За обоими происшествиями стоит одна из частей глубинного государства в США — Неокон. Другим большим сходством является предоставление возможности для нападений и последовавшая за этим расчетливость.

Похожее выражение употребляет и Председатель Республиканской народной партии (РНП) Кылычдароглу: «Это контролируемый переворот Эрдогана». Ссылаясь на дату объявления чрезвычайного положения, он говорит о: «перевороте Эрдогана 20 июля». В докладе РНП относительно произошедшего 15 июля также отмечается, что впервые в Турции объявляется чрезвычайное положение, таким образом страной начали управлять посредством Законодательных декретов в обход Парламента. Делается акцент также на том, что оппозиция стала криминализирована, и что депутаты Демократической партии народов (ДПН), включая ее сопредседателей, брошены в тюрьмы.

Самое важное, что после инсценированного переворота, а именно благодаря 15 июля, Турция перешла к «системе тюркского президентства», которая навсегда установит режим чрезвычайного положения и сделает её страной, подвластной Законодательным декретам. Даже референдум был проведен в условиях чрезвычайного положения. Оппозицию и СМИ заставили замолчать. Возражать против требований Эрдогана стало своего рода синонимом «путчистов». Однако спустя некоторое время стали проявляться пробелы. Истинное намерение позволило начать регулирование Законодательным декретом вопросов, не имеющих ни малейшего отношения к перевороту. Во всех опросах общественного мнения, проведенных до 15 июля, выступали против режима единоличного правления. Однако благодаря психологическому воздействию, осуществленному после запланированного переворота, в результате которого погибло 249 человек, Эрдоган воплотил в жизнь и эту свою мечту. Недавно в журнале The Economist, который читают очень важные персоны, принимающие решения по многим вопросам в мире, поместило на обложку фотографию Эрдогана с заголовком: «Скольжение Турции к диктатуре». Газета Guardian в статье, где приводится анализ года после событий 15 июля использовала следующий заголовок: «Спустя 1 год после неудавшейся попытки переворота Эрдоган еще более авторитарен, чем обычно».

Полученный вслед за спорной попыткой переворота результат после пропаганды, на проведение которой были потрачены миллиарды, таков: каждому пассажиру «Турецких авиалиний» вручается брошюра, в которой рассказывается о великом торжестве демократии 15 июля. Однако напрасно. Поскольку когда речь идет о торжестве демократии из уст власти, где решения принимаются одним человеком, обвиняющем в причастности к перевороту стоматологов и домохозяек, выбросившего на улицу 7 тысяч деятелей науки и десятки тысяч служащих, страны, занимающей первое место по количеству содержащихся в тюрьмах журналистов, и содержащей под стражей лидера третьей по величине партии, это воспринимается как черный юмор.

Последний результат, достигнутый в ходе противоправных операций, проводимых после 15 июля преимущественно в отношении движения «Хизмет», был озвучен Министерством юстиции: в рамках «охоты на ведьм» в течение 1 года было проведено операций в отношении 169 тысяч человек, 50 тысяч 510 человек было задержано. Среди задержанных 169 генералов, 7 тысяч 89 полковников и 24 губернатора. 2 тысячи 431 сотрудник органов судебной системы был задержан после 15 июля.

Турция должна спрашивать с тех, кто ее обманывает, прикрывает истинные факты, инсценирует переворот в своих интересах, на чьей совести смерть 249 человек.

Источник