Чем могут обернуться показания Зарраба для Эрдогана

| Ариф Асалыоглу 469

Вся Турция сегодня пристально следит за развитием продолжающегося в США судебного процесса над иранским бизнесменом Резой Заррабом, которому в самой Турции было предъявлено обвинение в мошенничестве, но он избежал наказания благодаря покровительству правительства. Американцы же обвиняют Зарраба в нарушении эмбарго против Ирана.

введите описание рисунка

Ариф Асалыоглу

Недавно бизнесмен предстал перед судом присяжных в Нью-Йорке и начал подробно рассказывать обо всем, что ему известно. Но вот нюанс.

В течение последних трех месяцев Зарраб не предпринимал никаких попыток для защиты, не воспользовался правом на обжалование новых предъявленных ему обвинений в течение отведенного срока. «Неужели он из подозреваемого стал свидетелем?» — судили знатоки. Адвокаты другого участника этого процесса — вице-президента турецкого государственного банка Halkbank Хакана Атиллы — во время слушаний назвали Зарраба «тайным подозреваемым» ввиду того, что бизнесмен и его юристы не помогали защите. Судебная система США дает возможность подозреваемым заключить сделку с прокуратурой, чтобы смягчить обвинение или даже снять его.

Иными словами, Зарраб начал «петь». В суде он заявил, что дал взятку в размере 45−50 миллионов евро бывшему министру экономики Заферу Чаглаяну, а также рассказал, как и за что давал взятки бывшему министру по делам Европейского союза Эгемену Багышу, бывшему министру внутренних дел Муаммеру Гюлеру и десяткам других высокопоставленных лиц государства. Но главное, все эти дела «совершались с разрешения Эрдогана». В течение четырех дней бизнесмен передавал прокуратуре информацию, каким образом, где и когда встречался, кому что передавал, в обмен на что.

Заявления Зарраба, прозвучавшие в суде, были встречены в Турции подобно разорвавшейся бомбе. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган срочно созвал депутатов правящей Партии справедливости и развития и на совещании сформулировал, какой позиции следует придерживаться. Внимательно следит за судебным процессом и правительство. Ведь «дело Зарраба» привело к тому, что впервые за всю историю Турецкой Республики со стороны Анкары дважды была предъявлена нота США, так как в показаниях несколько раз фигурируют имена как самого Эрдогана, так и его супруги и детей.

Одним из важных составляющих признаний Зарраба стало утверждение о достоверности записей разговоров, записанных финансовой полицией и являющихся доказательствами самого крупного за всю историю Турции коррупционного скандала (17−25 декабря 2013 года). Показания бизнесмена подтверждают невиновность десятков тысяч служащих полиции, военных и государственных служащих, отправленных в тюрьмы сразу после него. Немного проясняется и причина спланированного переворота 15 июля 2016 года. Возможно, в последующие дни судебного разбирательства последуют сведения, проливающие свет на эти вопросы. Подождем…

Награжденный орденом Турецкой Республики за успехи в торговле золотом, Зарраб заявил, что сам «никогда не отправлял золото в Иран», рассказал о системе и схеме транспортировки. Он поведал о таких деталях, что по окончании процесса Анкара может столкнуться с очень большими проблемами. В случае если присяжные признают виновными государственные банки Halkbank и Aktif Bank, некоторых вышеупомянутых «известных лиц», Управление по контролю за иностранными активами казначейства США (OFAC) может выписать крупные штрафы. Вероятно, кому-то будет запрещено покидать страну. Ведущие политики ПСР находятся под ударом.

Во время судебных заседаний выяснилась еще одна интересная деталь. Помимо записей, сделанными турецкими силами безопасности, были предоставлены технические средства слежения, осуществленные ФБР начиная с 2014 года. Кроме того, лицо, ответственное за техническое слежение, проходит в суде в качестве свидетеля. Значит, Вашингтон прослушивал Турцию, следил и читал ее электронную почту и переписки. Как минимум причастных к заявленным событиям лиц.

Кемаль Озтюрк, занимавший пост советника в период, когда президент Эрдоган был премьер-министром, в статье, опубликованной в близкой к правительству газете Yeni Şafak, заявил, что «изменился путь, ведущий к политике», упомянув, что открыт «путь к судебному преследованию президента, опасность велика». Депутат от Республиканской народной партии Фикри Саглар с учетом того, что в процессе может быть вынесено решение об аресте Эрдогана, в колонке для газеты BirGün подчеркнул: «Если Зарраб заговорит после того, как американский суд примет в качестве доказательства «записи коррупционного скандала 17−25 декабря», Эрдогану и Турции будет грозить величайшая опасность. Даже не исключена вероятность ареста президента».

Исчезновение трех основных тезисов, принятых правительством в качестве официальной риторики относительно разразившегося в Турции коррупционного скандала 17−25 декабря 2013 года, свидетельствует о том, что Эрдоган очень боится суда над Заррабом. Вспомним эти тезисы. Первый: эти события расценивались как попытка гражданского переворота, направленного на свержение Эрдогана. Второе: за попыткой «гражданского переворота 17−25 декабря» стоит «структура параллельного государства» (имеется в виду движение «Хизмет»). Третье: скандал стал фундаментом для демонизации президентом движения «Хизмет» и объявления его врагом государства. После контролируемой попытки переворота 15 июля 2016 года к этим трем высказываниям было добавлено название FETÖ — «террористическая организация фетхуллахистов».

С декабря 2013 по июль 2016 года общественность прокачивали подробностями о FETÖ. Непосредственное вмешательство Эрдогана привело к тому, что весь руководящий и исполнительный состав служащих управлений безопасности, задействованный в расследовании, был отстранен от занимаемых должностей. Уволены республиканские прокуроры, занимавшиеся судебным расследованием. Сотни сотрудников служб безопасности и служащих полиции были переназначены в другие регионы страны. В отношении большинства из их числа было начато судебное преследование. Эта ситуация запугала их коллег.

Наряду с непосредственным вмешательством власти в зону ответственности судебной системы в виде переназначений и отстранения прокуроров, увольнений судебных коллегий, отстранения от должностей назначенных на эти должности судей, а затем полное прекращение расследований и судебного разбирательства по коррупционному скандалу, начался невиданный за всю республиканскую историю Турции процесс контроля за исполнительной властью. Передача Высшего совета судей и прокуроров (HSYK) под управление министерства юстиции привела к полной утрате независимости судебной системы. Были закрыты дела по искам против министров.

А ведь самого Зарраба после ареста, инициированного финансовой полицией, освободили спустя 72 дня тюремного заключения. Он был радостно встречен Эрдоганом и министрами. Ему вручили государственный орден перед флагом Турции и объявили героем. Все это было сделано с легкой руки подконтрольной президенту судебной системы. Более того, народу и прессе «объяснили», что попавшие в интернет записи были «сфабрикованы» и что они не являются «реальными доказательствами». Разве можно было осуществить все это без согласия Эрдогана? Ответ известен всем как в Турции, так и в мире.

Однако сейчас сведения, собранные финансовой полицией, снова всплыли на поверхность. Было получено документальное подтверждение совпадения их с записями, сделанными ФБР. А когда объявленный ранее «героем» Зарраб в суде Нью-Йорка начал давать признательные показания, чтобы спасти себя, ведущие лица турецкого правительства, включая Эрдогана, заявили — «он не имеет к нам никакого отношения», это «политическое судебное расследование», «Зарраб — это агент», это «отдельная война за независимость Турции». Договорились до того, что Реза Зарраб является членом FETÖ.

Близкая к правительству газета Star отмечает, что бизнесмен, которого с 2010 года использовали «глубинное государство» Турции и погрязшие в грязных делах политики, знает много секретов, о которых никто не должен узнать. Безусловно, судебный процесс над Заррабом является жизненно важным для Эрдогана и его близкого окружения. В ближайшем будущем он может стать причиной для коренных изменений на турецкой политической арене.

Оригинал