Турция — ЕС: новые дебаты

| Бериль Дедеоглу 519

Последние комментарии премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана относительно турецко-европейских отношений вызвали бурные дебаты о том, стоит ли Анкаре отказываться от своих притязаний на членство в ЕС.

Обсуждения начались с интересного замечания: «Вместо ЕС мы можем присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)». Эти две организации не являются альтернативой друг другу. На самом деле ШОС — это нечто большее, она подобна НАТО. Вот почему не имеет смысла спрашивать, является ли ШОС реальной альтернативой ЕС. Поэтому все пытаются понять, с какой целью было сделано это замечание.

Ведущие члены ШОС — это Россия и Китай. И, как известно, эти страны не особо заботятся о демократии и верховенстве закона. В сущности, основной целью ШОС является развитие сотрудничества в сфере безопасности между ее членами. Заявление о том, что членство в подобной организации является новым направлением внешней политики Турции, предполагает, что Анкара приняла решение отказаться от некоторых общих с ЕС ценностей. Это было бы весьма пугающим для турецких граждан. Однако это замечание было скорее адресовано лидерам ЕС, нежели гражданам Турции. Возможно, премьер-министр просто попытался напомнить некоторым европейским лидерам, что если Турция отвернется от Европы и станет недемократическим авторитарным государством, это будет не в их интересах.

Некоторые из европейских лидеров, возможно, будут довольны, если Турция станет таким «восточным» государством, что даст им прекрасный повод закрыть двери в ЕС. Однако если Турция сделает стратегический выбор в пользу тесного сотрудничества с Россией и Китаем, это радикально сузит зону влияния ЕС. Иными словами, Турция будет способствовать сдерживанию ЕС, серьезно угрожая стабильности региона.

Шанхайские дебаты призывают лидеров ЕС подумать о наихудшем развитии событий. Но тут есть проблема. Процесс вступления в ЕС — это обсуждение условий и переговоры, а не угрозы. Неразумно считать, что Франция или Германия запаникуют и ускорят переговоры только потому, что премьер-министр Турции упомянул ШОС.

Несмотря на все это, в любом случае необходимо задуматься о будущем турецко-европейских отношений. Если Евросоюз на самом деле не собирается принимать Турцию, то Анкара действительно должна думать о том, что делать дальше. Помимо этого, стоит иметь в виду, что европейские державы будут ждать, что Турция сама завершит переговоры по этому вопросу, а они, безусловно, не возьмут на себя подобную инициативу. К счастью, в настоящее время ничто не указывает на то, что Турция собирается принять такое переломное решение. Кроме того, даже если это и не так, то у европейских стран не так много причин для радости, а последствия такого шага будут весьма негативными и для них.

Турция и ЕС теперь играют не в шахматы, а в шашки. Другими словами, нет необходимости придумывать сложные стратегии. Ключевым является вопрос: когда европейские власти в полной мере решатся заблокировать путь Турции в ЕС и возьмут на себя ответственность за закрытие этой двери. Страна, которая будет нести ответственность за прекращение переговоров с Турцией, должна быть страной с обширными способностями к маневрированию, так как она должна продемонстрировать другим европейским странам, что она может предложить ЕС что-то вместо Турции. Я бы очень хотела знать, какая страна добровольно пойдет на это.

Тем не менее в дальнейшем Турции необходима европейская страна, чтобы помочь ей в переговорном процессе. Иными словами, страна, которая проведет Турцию в ЕС. Этой стране сначала придется убедить других и создать постоянный союз с теми государствами — членами ЕС, которые поддерживают вступление Турции. Страной, которая протянет руку помощи Турции, будет та страна, которая извлечет наибольшую пользу из вступления Турции в ЕС.