Если судебная власть не может призвать спецслужбы Турции к ответу за их дела, то это должен сделать парламент

| Бюлент Кенеш 146

Садреттин Сарыкая и Биляль Байрактар – прокуроры, руководящие расследованием по делу Союза общин Курдистана, являющегося нелегальной организацией, - располагая рядом веских улик, вызвали в суд несколько действующих и несколько находящихся в отставке членов руководства турецкой разведки, включая её руководителя - Хакана Фидана.

В результате этих событий между правительством, государственной разведкой, судебной властью и полицией  разразился кризис, который, очевидно, будет обсуждаться еще долго.

Очень сложно в сложившемся хаосе и водовороте событий осознать произошедшие изменения и провести их безошибочный анализ. Однако основываясь на информации, которая стала доступна широкой публике, я могу точно сказать следующее: нет ничего более естественного, чем то, что прокуроры обратились к существующим законным процедурам для того, чтобы допросить сотрудников разведки. Эти разведчики были арестованы за то, что оказывали поддержку Союзу общин Курдистана, арестованы на основании документов и информации, которая была получена в ходе расследования по этому делу. Как бы то ни было, мне кажется чудовищной технической и тактической ошибкой, если не ошибкой с точки зрения закона и здравого смысла, судить начальника разведки Фидана – человека, который был назначен на должность только год назад и которому доверяет премьер-министр. И этого человека просят давать показания в качестве «подозреваемого» по тому же делу, не понимая, какие политические последствия это может за собой повлечь.

То, что Фидана назвали одним из «подозреваемых», позволило начать распространять слухи о том, что судебная власть пытается допрашивать и обвинять разведчиков в ведении переговоров с террористами Рабочей партии Курдистана (РПК) в Осло, которые были одобрены непосредственно правительством. К сожалению, эти слухи получили на удивление широкую поддержку. Как бы то ни было, переговоры в Осло не были новостью для судебной власти, а текущее расследование главным образом сосредоточено на связях между турецкой разведкой, Союзом общин Курдистана(KCK) и РПК, которые устанавливались за фасадом обычной работы разведывательного управления.  Вышеупомянутая техническая и тактическая ошибка прокурора вынудила правительство и проправительственные СМИ защищать Фидана. Это, в свою очередь, привело к тому, что начал создаваться защитный барьер, не позволяющий судебной власти расследовать действительно подозрительные дела спецслужбы, которая по своей природе может стать центром самых сомнительных дел в стране. Гораздо более уместным выглядел бы интерес прокурора к фактам и деятельности разведки, чем к Фидану, чья честность вне подозрений. Например, он мог бы проконсультироваться с Фиданом, в то время как других сотрудников MIT вызвать в суд для дачи показаний в качестве обвиняемых. Это бы точно предотвратило ненужный кризис и обсуждения, которые отодвинули на второй план саму суть текущего следствия.

Что касается дела Фидана, я согласен с Седатом Лачинером, чьи честные и спокойные статьи выделяются на фоне проправительственных публикаций газеты Star, которая оказывает безоговорочную поддержку MIT. Вчера Лачинер написал: «Я знаю Хакана Фидана. Я долгое время слежу за его работой. Он – лучшая кандидатура из всех, что могли бы быть назначены на должность главы разведки. Как бы то ни было, разведка – это не та организация, которую может исправить назначение Фидана и еще горстки хороших людей. Разведывательное управление без проведения в нем реформ и реструктуризации принесло бы неприятности любому, кто был бы назначен им управлять. Что бы ни говорили другие, моя позиция такова». Я согласен с ним всей душой.

То, что я разделяю взгляды, которые Лачинер высказал в своих комментариях относительно Фидана, ни в коей мере не означает, что я неодобрительно отношусь к попыткам судебных властей расследовать труднообъяснимые отношения MIT с KCK и РПК. Нельзя забывать о подозрительном воздушном ударе по Улудере, убившем 34 невинных человека. Поэтому мы не можем ожидать от судебных властей, что они закроют глаза на то, что подобные связи разведки с террористами представляют собой колоссальную опасность. Было бы некорректно считать это дело конфликтом тех, кто хочет разобраться с террористической деятельностью РПК посредством полицейских операций, – то есть судебной властью и полицией – и теми, кто пытается разрешить этот вопрос путем переговоров – то есть правительством и разведкой. Такой подход не принимает во внимание тот факт, что полиция и прокуроры, уполномоченные мандатом от правительства, проводили успешные операции против Союза общин Курдистана, а премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган оказывал этим операциям значительную поддержку. Действительно, правительство и премьер-министр поддерживали прокуратуру и полицию в их операциях против KCK. А что до тех, кто обвинял офицеров полиции и прокуроров и снимал их с должностей – чего еще от них ожидали? Я действительно не понимаю. Неужели офицеры полиции должны удержаться от того, чтобы предоставить прокурорам улики и документы, которые они получили и которые касаются ведущих лиц KCK? Они должны были подорвать независимость судебной власти и просить разрешения на проведение расследования у премьер-министра?

Все знают, что, хотя находящаяся у власти Партия справедливости и развития (ПСР) будучи избранной демократическим путем снискала сильную поддержку  среди народа, она пережила трудные времена, когда ей пришлось устанавливать контроль над государственными институтами. Несмотря на все ее усилия и благоразумие, лишь недавно ПСР удалось начать хотя бы отчасти контролировать Турецкую корпорацию радио и телевидения (TRT), Анатолийское агентство новостей, Центр по отбору и размещению студентов (ÖSYM – организация, устраивающая вступительные экзамены в ВУЗы, аналог ЕГЭ), Совет по высшему образованию (YÖK) и многие другие подобные общественные институты. Горькой правдой является то, что огромных усилий ПСР стоило приобретение власти над этими обычными организациями. Стоит ли думать, что назначение надежного человека, такого как Фидан, боссом разведки, позволит полностью подчинить себе разведслужбу, которая является институтом с вековой историей и считается центром планирования разнообразных психологических операций, кампаний по дезинформации, манипуляции сознанием и разнообразных ловушек.

Выше я уже отмечал, что прокурор совершил формальную ошибку, но эта ошибка касается самой сути дела. Поэтому смещение с должностей прокуроров и начальников полиции, которые ведут расследование в отношении Союза общин Курдистана, - еще тоже большая ошибка. К сожалению, правительство еще более осложнило ситуацию, пытаясь внести поправки в закон специально ради одного человека. Оно не предотвратило снятие прокуроров и полицейских офицеров с должностей, а способствовало этому, что вызвало шокирующие обвинения и породило вопросы, касающиеся связей разведки с KCK или РПК.

Среди этих обвинений есть такие: Один из тех, кто с оружием атаковал дома, выделенные прокурорам, расследовавшим дело Эргенекона (тайной организации, укоренившейся в государственном аппарате и пытающейся свергнуть правительство, избранное демократическим путем, или манипулировать им) и разрабатывал план Кувалда (Balyoz), в Башакшехире,  в Стамбуле, оказался сотрудником разведки. Сотрудник разведки дал Абдуллаху Учмаку два автомата Калашникова для того, чтобы тот убил певца Ибрагима Татлысеса. Сотрудники разведки доставили шестистраничное письмо, написанное лидером РПК Абдуллахом Оджаланом 6 июля 2011 года, исполнительному совету KCK, расположенному в горах Кандиль. 10 июля делегация, состоящая из разведчиков, доставила это письмо в горы, после чего РПК 14 июля начала  «гражданскую войну», убив 13 солдат в Сильване. Кто будет разбираться с этими обвинениями?

Должны ли мы просто забыть о выплывших на свет фактах и документах, которые служат доказательствами того, что кроме своих обычных обязанностей по сбору информации команды разведчиков служили посредниками между руководством РПК и KCK и пообещали руководству последнего, что вовремя обеспечат закрытие этой организации? Должен ли кто-то установить, почему разведка Турции не смогла предотвратить нападения РПК, хотя они заранее получали информацию о них? Стоит ли расследовать, кто и как передал РПК сведения об операциях в горах Кандиль и достиг договоренности с РПК о том, что эта партия будет действовать как полиция на территории автономного Курдистана? Стоит ли расследовать слухи о том, что кто-то якобы готовит почву для вторжения в регион сил ООН или НАТО?

Если некие могущественные круги озабочены тем, чтобы эти обвинения были рассмотрены в судебном порядке, тогда парламенту придется собрать честную комиссию, чтобы расследовать эти скандальные обвинения. Именно так нужно разрешать вопросы и стирать подозрения в умах людей. Но никто не должен пытаться прикрывать грязные дела, которые разворачиваются вокруг разведки.