«Фетих 1453»: Турецкий кинематограф на пороге новой эры

| Бюлент Кенеш 2543

В среду вечером мы с моим сыном с небольшим опозданием посмотрели фильм Фарука Аксоя «Фетих 1453» (Завоевание 1453), ставший рекордсменом по сборам.

Начну с того, что мне фильм понравился, несмотря на все его многочисленные дефекты и недостатки.

Прежде всего, Аксоя и его команду можно поздравить с тем, что ни потратили 26 миллионов турецких лир (17 миллионов долларов) на то, чтобы снять фильм об этом важном событии турецкой истории, и что фильм стал самым дорогостоящим проектом за всю историю турецкого кинематографа. Должен признать, что они с успехом использовали эпический язык кинематографа для изображения завоевания Стамбула, которое стало одной из важнейших вех мировой истории и которое позже историки называли событием, символизирующим конец Средних веков и начало Ренессанса.

Однако, заслуги Аксоя этим не ограничиваются: он сумел доказать, что каждый пенни и каждое малейшее усилие, потраченное на то, чтобы произвести качественный продукт и избежать упрощенного подхода к делу, будут должным образом вознаграждены. Подобно тому, как взятие Стамбула в 1453 году стало началом новой эры мировой истории, так и этот фильм является началом новой эры турецкого кино. Надеюсь, те, кто стремится развить турецкий кинематограф, скоро представят вниманию публики новые более дорогие и амбициозные фильмы. Более того, не стоит удивляться, если продюсеры, которые прежде не интересовались созданием фильмов, начнут им инвестироваться, вкладывая в производство кинолент большие средства.

Как продюсер и директор фильма, который за 17 дней посмотрели 4 651 715 человек и который с момента выхода в прокат принес 40 млн турецких лир (примерно 22 млн долларов), Аксой верит, что его работа открыла новую область для турецкой киноиндустрии. Впечатления, которыми поделились со мной те, кто посмотрел фильм, подтверждают это смелое высказывание. Фильм начали показывать в кинотеатрах всего три недели назад, и можно ожидать, что он соберет в прокате намного больше денег. Можно также предположить, что в Турции его посмотрит 6-7 миллионов человек. Четыре из 10 фильмов, которые посмотрели самое большое количество человек в Турции, снял Аксой, и возможно, эти фильмы станут для него стимулом к дальнейшей работе и он продемонстрирует свои способности при съемке фильма о Дарданелльской операции, запланированного им на ближайшее время. Я надеюсь, что при работе над этим новым проектом он не столкнется с финансовыми трудностями, как это было, когда он на 15 процентов  превысил бюджет, планировавшийся для «Фетих 1453», снимавшийся в течение трех с половиной лет. Убедившись, что можно зарабатывать деньги, финансируя производство фильмов, инвесторы захотят вкладывать  деньги в такие фильмы.

Я также уверен, что подобные картины смогут получать поддержку от государства, поскольку они крайне успешно обучают истории Турции молодые поколения или, по меньшей мере, пробуждают интерес к историческим событиям, пусть они и сняты с некоторыми ошибками и погрешностями. Говоря о государственной поддержке я не имею в виду финансирование из бюджета. Я говорю лишь о том, что некоторые наиболее крупные и значительные картины, такие как «Фетих 1453», которые служат популяризации турецкой истории и культуры, могли бы быть освобождены от части налогов. Аксой рисковал всем своим состоянием, чтобы выпустить этот фильм, однако он должен платить 8 процентов налога на добавленную стоимость и 10 процентов налога на развлечения из выручки, которую он получит от показа. Это стоит обдумать и обсудить. Из денег, полученных за первые 17 дней проката, 7 миллионов турецких лир Аксой должен будет отдать государству, а остальные поделить с владельцами кинотеатров. Учитывая, что он вложил в фильм 26 миллионов турецких лир, можно сказать, что он получит солидную прибыль от своей инвестиции. Однако, следует также спросить: «Что останется на такие же значительные проекты?».

Мы можем выступать со справедливой критикой ошибок и недостатков его успешного фильма, однако мы должны также принимать во внимание и то, насколько условия в стране позволяют снимать кино более высокого качества. Разве не должны власти, в частности, Министерство культуры и туризма, прекратить оказывать поддержку фильмам и культурным проектам заранее,  до того, как увидит результаты, и начать улучшать условия жизни и работы для тех кинематографистов, которые постоянно предъявляют новый продукт, несмотря на неблагоприятные условия? Кому не хотелось бы, чтобы турецкая киноиндустрия выпускала хорошие фильмы с бюджетами в сотни миллионов долларов, становясь сильнее с каждой снятой картиной? Это сектор является одним из наиболее эффективных инструментов культурной репрезентации страны или цивилизации. Так, может, пора перестать душить его чрезмерными налогами и начать оказывать поддержку?

В настоящий момент я не стану подробно останавливаться на критических замечаниях по поводу недостатков и ошибок фильма: это и крайне аккуратно выглядевшее поле битвы, которое мы видим в тот момент, когда собирают трупы павших солдат, и Акшемсетдин, который выглядел скорее как Санта Клаус, чем как мусульманский ученый; и очевидные противоречия в моментах, касающихся Эры (персонаж, включенный в фильм, чтобы вплести в него любовную линию); откровенное дилетантство при съемках сцены входа султана Мехмеда Фатиха в Стамбул – сцены, которая, на мой взгляд, является самой важной финальной сценой фильма. Я считаю, что эти недочеты – мелочь, когда мы говорим о полном успехе этого качественно снятого фильма.

Я поздравляю продюсера и съемочную группу «Фетиха 1453», которые, я верю, добьются такого же успеха в прокате во всем исламском мире.