«Может ли Турция взять на себя ответственность и стать страной-моделью?»

| Бюлент Кенеш 116

Вопрос в заголовке был задан не мной, а Элен Флотр, сопредседателем объединенного парламентского комитета ЕС и Турции.

Последним местом проведения выставки «Время в Турции», организованной ежедневной газетой Zaman в связи с ее 25-летним юбилеем, была штаб-квартира Европейского парламента в Брюсселе. Флотр, которая, как известно, симпатизирует Турции, выступила в качестве модератора панельной дискуссии «Отношения ЕС и Турции: Новые проблемы в свете Арабской весны». Обсуждение проводилось в рамках уникальной выставки фотографий. Флотр задала вопрос, вынесенный в заголовок этой статьи, выражая свою обеспокоенность судьбой Турции. Вопрос также был вызван резкой критикой, которая прозвучала в адрес министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу, находившегося во время обсуждения в центре внимания. Отметив, что район Южного Средиземноморья видит в Турции пример, Флотр заметила: «Между тем это обескураживающая задача и тяжелая обязанность — быть примером и взять на себя роль модели».

Этот вопрос и сопровождающее его наблюдение важны и значительны в том смысле, что они были высказаны в тот момент, когда в адрес турецкого правительства звучит множество критических замечаний как внутри страны, так и за ее пределами. Критика вызвана замедлением процесса демократизации и темпов проведения реформ. Недавно Турецкое общество экономических и социальных исследований (TESEV) опубликовало результаты опроса «Восприятие Турции в странах Ближнего Востока 2012». В свете этого исследования мы должны признать, что вопрос о том, сможет ли Турция быть моделью, вызывает беспокойство и критику, которые нужно воспринимать серьезно. Результаты исследования, проведенного экспертами в 16 странах Ближнего Востока, показали, что рейтинг Турции в регионе падает с той высокой отметки, которой он достиг в прежние годы. Количество проживающих в регионе респондентов, которые дали положительный ответ на вопрос «Что вы думаете о Турции?», снизилось с 78 процентов в 2011 году до 69 процентов в этом году.

Хотя данных одного исследования недостаточно для серьезного анализа, результаты исследования TESEV можно принять в качестве конкретного свидетельства того, что благоприятный образ Турции, который она построила в странах региона и который мог бы служить, скажем, «моделью» или «источником вдохновения», начинает рушиться. Выступая на панельном заседании, Даниэль Кон-Бендит, сопредседатель Европейской партии зеленых и Европейского свободного альянса Европарламента, выразил сходные опасения: «Не направляется ли Турция после отхода от кемалистского фундаментализма к другому виду фундаментализма?». Обосновывая свое беспокойство, Кон-Бендит вынес на повестку дня курдский вопрос, проблему ареста журналистов и обсуждение препятствий, существующих на пути установления свободы прессы. Он подчеркнул тот факт, что те проблемы, с которыми Турция не смогла справиться, были спорными вопросами и в странах Арабской весны.

Столкнувшись с такой резкой критикой перед большой и разнообразной аудиторией, министр Давутоглу ответил, как всегда, призрачными заявлениями, основанными на исторической перспективе. Отметив, что в последние 20 лет мир потряс ряд социальных и политических катаклизмов, Давутоглу объяснил, что первым из этих катаклизмов стал процесс изменений и либерализации после развала коммунистического блока. Давутоглу говорил о том, что этот процесс трансформации, который полностью разрушил геополитический баланс времен Холодной войны, в силу разных причин не задел Турцию и Ближний Восток. Министр, используя мягкие, но ясные выражения, осторожно говорил об ошибках и ответственности ЕС в этом отношении.

Далее он отметил, что теракт 11 сентября и его последствия стали второй волной потрясений, имевших значение для всего мира. Однако, в отличие от той демократизации и либерализации, которую вызвало первое землетрясение, это событие породило волну помешательства на безопасности, охватившей страны по всему миру. Третьим землетрясением Давутоглу назвал Арабскую весну и изменения, вызванные экономическим кризисом в Европе. Обращая внимание собравшихся на тот факт, что мировые институты, оставшиеся со времен Холодной войны, не смогли справиться с этими кризисами, он выступил с критическим замечанием в адрес ЕС. Давутоглу обвинил Евросоюз в том, что страны Европы отказали народам Северной Африки в поддержке, которую они оказывали в процессе демократизации и либерализации, последовавшем за первым землетрясением.

Напомнив слушателям, что в то время Запад стремился сохранить на Среднем Востоке и в мусульманских странах статус-кво, Давуотглу подчеркнул, что Турция в эти годы, когда по всему миру преобладали либеральные тенденции, придерживалась политики, ориентированной на безопасность. Он отметил, что именно поэтому в те годы Турция упустила возможность демократизации, которой воспользовались европейские страны. «Мне бы хотелось, чтобы Турция пережила процесс демократизации в 1990-е. Хотелось бы, чтобы в те годы ЕС оказал поддержку странам Среднего Востока в процессе демократизации», — сказал с укором Давутоглу.

Он подчеркнул, что во время второго землетрясения, благодаря стабильности, обеспеченной однопартийным правительством, в противовес общим мировым тенденциям Турция смогла быстро провести рассчитанные на длительный срок реформы. Министр подчеркнул, что «отсутствие проблем с соседями» стало плодом политики того времени. Следуя этим курсом, Турция намеревалась отказаться от политики обеспечения безопасности и изжить безумный страх того, что она со всех сторон окружена врагами, и достигла в этом значительных успехов. Он заявил, что политика реструктуризации, которую Турция проводила в то время, была основана на трех принципах: на демократизации, на принципе экономического развития и на активной внешней политике.

Отметив, что Турция всегда руководствовалась тем, что социальная легитимность не может быть достигнута, если между безопасностью и свободой нет равновесия, Давутоглу сказал: «Когда в течение последних десяти лет мы пытались достичь этого баланса, именно ЕС упустил свой шанс. В качестве препятствия на нашем пути они вынесли на повестку дня кипрский вопрос, который не имел ничего общего с демократическими реформами в Турции». Он намекнул на то, что часть ответственности за критику, прозвучавшую в адрес Турции, несет сам Евросоюз: «Если бы Турция стала членом Евросоюза во время прохождения процесса демократизации, Турция стала бы совершенно другой моделью для арабского мира». Давутоглу сказал, что беспорядками охвачено и северное, и южное побережья Средиземного моря. Он заявил, что реформы, которые Турция проводила, чтобы соответствовать копенгагенским критериям, и есть та самая причина, по которой Турция в настоящее время является моделью и источником вдохновения для стран Арабской весны.

Вместо прямого ответа на вопрос Флотр, Давутоглу предпочел рассмотреть ситуацию в историческом контексте. Он подчеркнул, что в этом отношении часть ответственности лежит на ЕС. Однако министр предпочел не обсуждать проблем, возникших перед Турцией в том, что касается ее попыток стать моделью или источником вдохновения для стран Ближнего Востока. Не стал Давутоглу обсуждать и падение рейтинга Турции в регионе.

Несмотря на свой плотный график, Давутоглу был настолько любезен, что нашел время для визита в Брюссель и посетил открытие выставки, проводившейся Zaman Group, которая пристально следит за процессом вхождения Турции в ЕС, а также за проводимыми в стране реформами, направленными на демократизацию. Резкая критика, которая прозвучала в его адрес на панельной дискуссии, может служить показателем того, что имидж Турции начал рушиться не только на Ближнем Востоке, но и в столицах Европы. Я надеюсь, что турецкие чиновники будут чаще приезжать в Брюссель и действовать с большей готовностью, чтобы исправить такое восприятие, которое может ухудшиться и стать причиной ряда проблем.