Эрдоган и высокая цена, которую должна заплатить Турция

| Джафер Солгун 976

Почему президент Реджеп Тайип Эрдоган является препятствием для нормализации ситуации в Турции и возобновления процесса демократизации?

В действительности ли те, кто видят в Эрдогане препятствие, считают так только из-за собственной неприязни к самому Эрдогану, как утверждают многие пропрезидентские обозреватели и комментаторы? Мы должны четко и честно ответить на эти вопросы.

Проблема в следующем: для президента и его окружения критика политических взглядов и методов Эрдогана – это всегда только способ настроить общество лично против него. Поэтому любой, кто смеет критиковать президента, моментально получает ярлык «предателя». На самом деле, это основная причина того, что страна так поляризирована вокруг Эрдогана. Нет никаких сомнений, что Эрдоган и Партия справедливости и развития (ПСР) могут понести ответственность прежде всего за это.

Мы не единственные, кто значится предателями. С некоторых пор любой критический анализ, появлявшийся в международной прессе, быстро мотивирует проправительственные СМИ штамповать новости или комментарии с заявлениями о том, что «иностранные силы пытаются свергнуть Эрдогана». В большинстве случаев Эрдоган лично порицает те зарубежные СМИ, которые его критикуют.

Неприятие Эрдоганом критики не единственная проблема. Основная проблема заключается в том, что Эрдоган замыкается на себе, угрожает, пытается подавить критиков или соперников и призывает своих сторонников делать то же самое. Это главная причина, почему президентские мечты Эрдогана воспринимаются многими как путь к диктатуре.

Эрдоган – политик, за последние 13 лет оставивший свой след в истории Турции. В условиях демократии политики из правящей партии, как правило, получают наибольшее количество критических стрел. Правящая партия должна подвергаться критике и реагировать на критику, неся ответственность за свои действия. Это цена власти.

Я тоже один из тех, кто критиковал Эрдогана. Моя критика, конечно, не носит личного характера. Я не бизнесмен и не подрядчик, стремящийся взять под контроль публичные тендеры. У меня нет интересов на государственном уровне. Я независимый обозреватель. Это главная причина, почему я могу свободно высказывать своё мнение. Если бы я работал в одном из СМИ, финансируемых правящей партией, я бы прислушался к голосу своей совести и ушел в отставку или был бы уволен, подобно многим моим коллегам.

Делая критические замечания, я руководствуюсь демократическими ценностями, верховенством права, справедливостью и основными правами и свободами. Я не написал ни одной статьи, побуждаемый иной мотивацией. Когда Эрдоган и ПСР столкнулись с угрозой переворота, я встал на стороне ПСР и пытался помочь им избежать тех подрывных действий. Я оказывал поддержку демократическим реформам. Тем не менее ПСР превратилась в прогосударственную и зацикленную на поддержани статус-кво партию. Это уже не та партия, которая ратует за демократию, верховенство закона, справедливость и соблюдение основных прав и свобод. Теперь это сообщество тех, кто наносит удары по демократии, верховенству права, справедливости и свободам в попытке расширить свою власть.

Недавно, 28 июля, Эрдоган сказал: «Турецкая Республика имеет силу привлечь так называемых политиков, интеллектуалов и представителей общественных организаций к ответу за пролитую кровь наших погибших граждан».

Таким образом Эрдоган, прикрываясь «борьбой с терроризмом», сеет хаос, который может привести к реальной угрозе, ради своей мечты о президентской системе. Очевидно, это и есть ответ на вопрос, почему Эрдоган стал препятствием для нормализации ситуации в Турции.

Как интеллектуал и представитель гражданского общества, выступающего за демократические ценности, я тоже почувствовал себя под угрозой после вышеупомянутого заявления Эрдогана. Он не принимает во внимание того, что эта страна и так уже платит высокую цену за то, что позволила человеку с подобным менталитетом занять президентскую должность. Люди умирают каждый день. Как долго еще вы намерены заставлять нас платить эту дорогую цену?