Почему я не критикую движение «Хизмет»?

| Дженгиз Чандар 283

Присоединиться к критике в адрес движения «Хизмет», начавшейся 17 декабря, — значит легитимизировать утверждения Реджепа Тайипа Эрдогана о «параллельном государстве».

Это значит лить воду на позицию Эрдогана, отвергая информацию, которая всплыла благодаря операции 17 декабря и многочисленным записям, появившимся в интернете, и утверждая, что это «попытка переворота», направленная лично против него.

Власть перетасовала с места на место тысячи полицейских. Смела, словно пух, судебную систему. Приняла поправки, привязывающие судебную систему к исполнительной власти. Пренебрегла принципом разделения властей и правовым статусом государства. До такой степени, что вновь назначенный на пост главы стамбульской полиции чиновник в разговоре с сегодняшним министром внутренних дел, в его бытность советником премьера, имел смелость заявлять, что два начальника полиции, которых нужно было снять с постов, уже отправлены в «далёкие дали». То есть размах беззакония, основанного на вседозволенности, уже преодолел все мыслимые пределы.

Однако давайте посмотрим: прошло уже три месяца, а не было названо ни одного организатора «попытки переворота», ни одного члена «параллельного государства» и против них не было заведено какого-либо дела. Почему? Могут ли «параллельная структура» и «попытка переворота» держаться на одном человеке? Можно ли считать достаточными доказательствами вины оскорбления и обвинения, которые каждый день льются на площадях в адрес Фетхуллаха Гюлена? Как вы можете требовать от меня критики движения «Хизмет» в такой ситуации? Если я буду поступать подобным образом, я соглашусь стать одной из шестеренок в пропагандистской машине Эрдогана. Он станет дирижером, сунет мне в руки флейту, но не даст нот, а лишь попросить играть в соответствии с движениями его палочки. Вот чего вы хотите от меня. Но я никогда такого не делал, не мог делать и никогда так не поступлю.