«Безумная стратегия» Трампа сыграла на руку Путину

| Cumhuriyet 208

«Безумная стратегия» Белого дома сыграла на руку российскому президенту Владимиру Путину.

В моих предыдущих статьях я писала, как президент США Дональд Трамп сделал довольно рискованный ход, объявив Иерусалим столицей Израиля - стратегия, получившая название «стратегия сумасшедшего». Данный шаг нарушает все ограничения и законы дипломатии и, очевидно, призван одержать победу над противником, не прибегая к грубой силе.

Однако, по всей видимости, эта «стратегия» сработала не так, как нужно, и мгновенно обеспечила Путину превосходство на Ближнем Востоке. В отличие от решения Вашингтона не принимать нейтральную позицию по отношению к палестинцам и признать Иерусалим столицей Израиля, Путин отправился в стремительное ближневосточное турне. И он не вернулся оттуда с пустыми руками.

Вакуум, возникший в регионе в результате «безумной стратегии» Белого дома, незамедлительно заполнила Москва, вожделевшая получить выход к Средиземному морю ещё со времен Петра Великого.

В ходе первой остановки на авиабазе Хмеймим в Сирии Путин пообещал вывести часть российских подразделений, завершивших свою миссию, и таким образом обеспечил себе возможность создать там новую воздушную базу, а также договорился о расширении базы ВМФ РФ в Тартусе. Глава российского государства далее отправился в Египет, где также заключил новое соглашение о поставках вооружения.

На переговорах с президентом Абделем Фаттахом ас-Сиси в Египте Путин обсудил вопрос о подписании контракта на строительство атомной электростанции и об использовании египетских авиабаз российскими военно-воздушными силами. Эти базы позволят российским военным самолётам контролировать воздушное пространство от североафриканского региона до стран Персидского залива и Восточного Средиземноморья. Они предоставят возможность крупномасштабного военно-политического контроля в регионе.

Эксперты отмечают, что сотрудничество между Каиром и Москвой не было ещё столь тесным со времен Гамаля Абделя Насера. Даже когда Советский Союз пребывал в зените своей власти, у Москвы не было столь доминирующей позиции в шахматной игре на Ближнем Востоке. Ближневосточные друзья Путина сегодня не ограничиваются Асадом, Эрдоганом и Сиси, которые при других условиях друг у друга как кость в горле. Российский президент добился и дружественных дипломатических отношений с президентом Ирана Хасаном Роухани и королём Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азиз Аль Саудом, которые являются заклятыми врагами.

Сближение между Москвой и Саудовской Аравией, находившейся во вражеском стане в ходе войны в Афганистане, что способствовало развалу Советского Союза, носит «исторический» характер.

Сам Путин, подписавший соглашение о поставках вооружения Саудовской Аравии стоимостью 3 млрд долларов США, назвал такое развитие событий «поворотным моментом в истории».

Нерешительная политика Обамы в сирийской войне и «безумные» выходки Трампа преподнесли Путину Ближний Восток на золотом блюдечке.

Президент России в сентябре 2015 года вступил в «большую игру» на Ближнем Востоке на стороне Асада, сумев заручиться расположением всех основных мусульманских лидеров, суннитов и шиитов.

Однако это никоим образом не помешало Путину проводить взвешенную политику в отношении Израиля. Москва, которая в советский период взяла на себя шефство над арабскими странами, в частности, над Сирией, значительно дистанцировалась от Израиля с тех пор, как Путин в 2000 году принял решение расширить сферу влияния России на Ближнем Востоке.

Позже Путин стал первым российским лидером, посетившим Израиль в 2005 году, и, по словам главы российского государства, наличие «русского наследия у миллионов евреев» в Израиле делает «эту страну особенной для Москвы».

После последнего заявления Трампа относительно Иерусалима, неудивительно, что Путин решил воспользоваться сложившейся ситуацией. Он не пошел дальше обычного высказывания о том, что «решение о статусе Иерусалима должно быть принято в результате переговоров израильских и палестинских сторон», которое он сделал в совместном заявлении с Эрдоганом в Анкаре в начале недели. На самом деле это то, о чём говорят все, от Макрона до Европейского Союза. Но ни один из этих крупных международных игроков сегодня не обладает таким влиянием, которое есть у Путина на Ближнем Востоке.

Нилгюн Джеррахоглу