Анкара подыгрывает не Киеву, а крымско-татарской общине Турции

| Дениз Юсупов 201

Случайно ли президент Украины Петр Порошенко приехал на заседание Всемирного гуманитарного саммита в Стамбуле в сопровождении крымско-татарских активистов Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова? Что это может означать и какова роль Турции в крымском «вопросе»?

Все эти вопросы стали особенно интересны в свете заявлений украинских властей об «Автономной Республике Крым». «Мы, хотя и с опозданием, осознали необходимость создания в Крыму национальной автономии крымских татар», — заявил глава Украины за несколько дней до саммита в Стамбуле. Безусловно, во время встречи с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом лидеры двух стран обсуждали эту тему. И всё же можно предположить, что Турция не сильно подыгрывает Украине в данном вопросе. Хотя бы, если учесть тот факт, что Эрдоган не сказал ни слова на тему Крыма и крымских татар во время саммита.

Враг моего врага — мой друг?

Не сказать, что у Турции и Украины были плохие отношения до воссоединения Крыма с Россией или до сбитого Анкарой российского Су-24. Но сближение двух стран явно «обострилось» после трагедии с бомбардировщиком. По крайней мере, это всячески и старательно было показано украинскому и турецкому сообществу со стороны их властей, но в качестве конечного потребителя этой информации, безусловно, подразумевалась Москва. Для Украины это некое злорадство, а для Турции — некий намёк на то, что с ней не нужно окончательно разрывать отношения.

Ясно, что Турция и Украина пытаются создать блок по принципу «враг моего врага — мой друг». Однако, учитывая заявления Порошенко, Киев серьезней относится к этой теме, чем Турция. Анкара на тему Крыма высказывается классическими фразами с использованием таких слов, как «аннексия» и «оккупация». Хотя по мнению официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, не все так просто, и Турция не останавливается на резких высказываниях, а все действия Анкары обусловлены «имперскими амбициями» и, как она назвала это, «фантомной болью».

«Промывание мозгов»

Действительно ли у Турции серьёзные намерения в отношении Крыма? Можно вспомнить, как после нападения на российский самолёт Анкара не только обратилась к НАТО, но тогдашний премьер-министр страны Ахмет Давутоглу и президент Эрдоган через приближенные медиа пытались доказать, что Турция никаким образом не нуждается в Москве, и у неё даже есть кое-какие рычаги влияния. Тогда, спустя несколько дней после трагедии с Су-24, Эрдоган направился в Катар. Да, это была ранее запланированная поездка, но турецкому электорату, который знает о значении российского газа для Турции, внушали, что у турок есть множество альтернативных возможностей взамен российского газа. Но если учитывать, что 58% газа Турция потребляет из России, это все было лишь «промывка мозгов».

Другим «рычагом», безусловно, был крымско-татарский фактор, хотя с самого начала воссоединения, Турция никак не проявляла свою заинтересованность. Единственным громким моментом была медаль, вручённая Мустафе Джемилеву в Анкаре. Тогда российские медиа не обратили внимание на это мероприятие. В апреле 2014 года президент Абдулла Гюль на официальной церемонии наградил Джемилева медалью Турецкой Республики. Случись это сейчас, реакция была бы на все СМИ страны.

После инцидента с Су-24 лишь спустя несколько месяцев Давутоглу смог посетить Киев. И уже там, понимая, что Россия никаким образом не собирается выходить на контакт с руководством Турции, до официальных извинений Анкары, ужесточил риторику, сделал громкие заявления о целостности украинского государства и т.д. Крымско-татарская диаспора Турции

Следует учесть и другой фактор — крымско-татарское население Турции. Как и медаль Джемилеву, так и любые резкие высказывания в адрес России касательно Крыма, — это не «крымская политика Турции», это всего-навсего попытки понравиться турецкой крымско-татарской диаспоре. В одном из своих интервью Джемилев рассказал, что ждёт более серьёзных шагов от Турции и, главное, от 5-миллионной (цифра озвученная им) крымско-татарской диаспоры, проживающей в республике. Эрдоган это понимает, и понимают его советники. Потому временами турецкое руководство хоть и наигранно, но показывает, что тема не забыта.

Тема «автономии Крыма» не случайно была затронута ещё в том плане, что эта информация уже разлетелась в турецких СМИ. И, возможно, поможет антироссийской риторике Эрдогана использовать тему в своих политических целях. Ее можно будет разогреть при необходимости. Плюс это, опять же, очередной намёк со стороны Анкары на то, что до сих пор Турция не делала ничего значительного в вопросе крымских татар. А якобы могла бы! Так что, пора выходить на связь. Но так считает Анкара. И, по-видимому, Эрдогану кажется, что это принесёт результат, и Россия откликнется.

Текст ИА REGNUM