Бесславное молчание Европы

| Deutsche Welle 295

Как долго ЕС еще будет позволять турецкому руководству провокационные высказывания? Европейским странам давно пора дать единый ответ на слова Эрдогана, считает Александр Кудашефф.

Все просто. К сожалению, очень просто. В борьбе за новую конституцию накануне референдума турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган пустился во все тяжкие. Он оскорбляет, спорит, атакует, не зная меры, не соблюдая приличий и не демонстрируя никакой дипломатической сдержанности. Объектами его выпадов уже становились канцлер ФРГ, вся Германия, Нидерланды, ЕС и все европейцы вместе взятые.

На этом фоне министры Эрдогана устраивают овации и сливаются в хоре точно таких же обвинений и агрессивных инсинуаций. Ни дня не проходит без того, чтобы турецкий президент снова не делал скандальные заявления и не поносил без разбора политиков и целые страны. Дональд Трамп с его твитами тут и близко не стоял.

Канцлер уклоняется от однозначных заявлений

А что же реакции? Большинство пропускает слова Эрдогана мимо ушей. Чаще всего безудержное хамство турецкого президента связывают с его слабостью. Многие надеются, что после референдума по изменению конституции отношения снова нормализуются. Многие считают дипломатическую сдержанность единственной подобающей реакцией в такой ситуации. Именно поэтому, к неудовольствию населения, немецкие власти редко выступают с жесткими и однозначными заявлениями.

Всячески избегая выражения четкой позиции, федеральный канцлер все же продемонстрировала солидарность с Нидерландами. При этом мы были бы признательны, если бы удалось понять, действительно ли немецкие власти хотят, чтобы их постоянно представляли в свете сравнений с фашистами и нацистами.

В ЕС, в который все еще хочет вступить Турция во главе с Эрдоганом, из осторожности отмалчиваются. Конечно, не во всех странах-членах Евросоюза живет так много турок (отчасти в третьем и четвертом поколениях), как в Германии, Австрии, Нидерландах или Франции. Но по крайней мере риторическую поддержку оскорбленным государствам ЕС в Брюсселе могли бы оказать.

В конечном итоге Европейский парламент все равно решит приостановить переговоры о вступлении Турции в ЕС. Но ведь на самом деле эти переговоры почти не идут, они и так практически приостановлены. Поэтому нынешнее положение дел останется без изменений. Турция хочет (хотя иногда и нет) вступить в ЕС как можно скорее. Евросоюз наоборот ведет переговоры только для того, чтобы их вести, а не для того, чтобы действительно сделать членство Турции возможным. И все же хотелось бы солидарной реакции в ответ на нападки.

Кто хочет иметь дело с этим президентом?

Эрдоган хамит как подросток. Он нарушает дипломатические гарантии и правила. И все это с одной целью - превратить светскую республику в восточную деспотию. И он надеется, что турки поддержат его и его выпады.

Теперь вполне может быть (хотя и нельзя доверять опросам общественного мнения), что они скажут "нет" его притязаниям на власть, его президентскому диктату. Это было бы хорошо и для Турции, и для турок, и для ЕС. Отношения между страной на берегах Босфора и европейцами, в частности, немцами, наладятся не так быстро. Ведь выпады Эрдогана проливают свет на самооценку, возможно, не слишком сильного руководителя Турции. И кто захочет иметь дело с этим президентом и его политическим поведением после референдума? Эрдоган это чувствует и кокетничает с новыми стратегическими партнерами. Однако ЕС должен срочно принять решение: не пора ли уже выработать общую позицию в отношении Эрдогана - вместо того, чтобы каждый день позволять вытирать о себя ноги.

Александр Кудашефф, главный редактор DW