Пять вопросов о конституционном референдуме в Турции

| Deutsche Welle 407

В воскресенье, 16 апреля, в Турции решается судьба конституционной реформы, направленной на расширение полномочий президента. DW отвечает на самые важные вопросы о референдуме.

На всенародном референдуме, который проходит в воскресенье, 16 апреля, туркам предложено проголосовать за или против изменений в конституции, которые предусматривают серьезное расширение полномочий президента страны. Исход голосования предсказать сложно. Согласно результатам опросов общественного мнения, в конце марта многие еще не определились с ответом. Зачем нужен этот референдум и на что повлияют его результаты? DW отвечает на главные вопросы.

За что именно будут голосовать турки?

В случае одобрения на референдуме конституционной реформы Турция превратится из парламентской республики в президентскую. Это значит, что полномочия президента, который, согласно нынешней конституции, выполняет лишь представительские функции, будут существенно расширены.

Он, в частности, сможет распускать парламент, объявлять чрезвычайное положение, назначать и увольнять министров и судей, а также издавать указы в целом ряде сфер. При этом должность премьер-министра будет упразднена, а глава государства, которого будут выбирать прямым голосованием на пятилетний срок, будет одновременно и главой правительства. Кроме того, президент, который по нынешней конституции является нейтральной фигурой и не может поддерживать ни одну из политических сил, сможет сохранить членство в политической партии.

Словом, конституционный референдум в Турции - это фактически голосование в поддержку президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который добивается пересмотра президентских полномочий с 2005 года. Его аргументация обрела особый вес после попытки переворота в июле прошлого года. Неудавшийся путч позволил Эрдогану отстаивать свою точку зрения о необходимости радикальных перемен в стране.

В январе парламент Турции уже одобрил предложенные им поправки к конституции, предполагающие переход от парламентской к президентской республике. Прежде чем эти изменения всиупят в силу, они должны быть одобрены на всенародном голосовании. Однако идея его проведения вызвала в стране острые дискуссии.

Кто за и кто против конституционной реформы?

За изменение турецкой конституции активно выступают члены правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Они утверждают, что конституционная реформа позволит оптимизировать работу правительства и поможет ему справляться с требованиями сегодняшней политической обстановки. Реформу также поддерживает ультраконсервативная Партия националистического движения (ПНД). Эта ее позиция несколько неожиданна, поскольку ПНД традиционно была против президентской республики.

Вместе с тем предложенная Эрдоганом реформа встретила жесткий отпор со стороны двух других крупных политических партий - оппозиционных Народно-республиканской партии (НРС) и Партии демократии народов (ПДН). К ним также присоединились диссиденты внутри ПНД, правозащитные и продемократические организации. Главный аргумент критиков состоит в том, что изменения конституции лишь поспособствуют усилению авторитарного режима, в полной мере проявившего себя во время арестов и увольнений после провалившегося июльского переворота 2016 года.

Если в ходе референдума конституционная реформа будет одобрена, то Эрдоган сможет претендовать на два президентских срока подряд, то есть теоретически сможет сохранить власть до 2029 года. Ближайшие президентские выборы в Турции состоятся в 2019 году, когда в силу вступят изменения в конституцию (в случае их одобрения на референдуме).

Означает ли конституционная реформа смерть демократии в Турции?

С одной стороны, предложенные Эрдоганом поправки в Основной закон страны все же предполагают некую систему сдержек и противовесов. Так, парламент может аннулировать решения президента в некоторых сферах, инициировать расследования и даже объявить президенту импичмент, если эту процедуру поддержат две трети депутатов.

Однако даже при нынешней парламентской системе правительство Эрдогана серьезно подорвало демократические устои в Турции. Об этом свидетельствуют произошедшие после июльского путча массовые аресты оппозиционеров и журналистов и отставка почти трех тысяч судей. Маловероятно, что Турция станет более демократичной, если нынешний президент получит более широкие полномочия. По мнению Еврокомиссии, вынесенные на референдум изменения в конституцию приведут к излишней концентрации власти в руках президента.

Какой вес будут иметь голоса турок, живущих за рубежом?

По оценкам турецких властей, за рубежом проживают 5,5 миллиона турецких граждан, из них 4,6 миллиона - в Западной Европе. Учитывая, что все население Турции составляет 80 миллионов человек, голоса турецких экспатов могут существенно повлиять на исход референдума. Неудивительно, что и сторонники, и противники конституционной реформы активно пытаются заручиться поддержкой соотечественников, живущих в таких странах, как Австрия, Нидерланды и Германия. Особенно если учесть, что проживающие в ФРГ 1,4 миллиона турецких избирателей представляют крупнейшую турецкую диаспору в мире.

При этом турецкая община Германии глубоко расколота на сторонников и противников Эрдогана. На прошлых парламентских выборах, которые прошли в Турции в ноябре 2015 года, партия Эрдогана ПСР набрала почти 60% голосов живущих в Германии турок - больше, чем в самой Турции, где за нее проголосовали около 50% избирателей.

Как исход референдума повлияет на положение Турции в Европе?

Какими бы ни оказались результаты референдума, действия турецких властей накануне голосования серьезно подорвали отношения Турции с целым рядом европейских стран.

Громкий скандал разразился после того, как Эрдоган обвинил в использовании нацистских методов Германию и Нидерланды, запретивших турецким политикам вести агитацию перед референдумом. Кроме того, как сообщали немецкие СМИ, спецслужбы Турции устроили слежку за проживающими в ФРГ турецкими гражданами.

Одного этого достаточно, чтобы Брюссель приостановил переговоры о вступлении Турции в Евросоюз, которые, впрочем, и без того уже забуксовали. А если конституционная реформа получит поддержку на референдуме, то Турция, уверены многие критики Эрдогана, вряд ли будет следовать демократическим стандартам, соблюдения которых требует членство в ЕС.

Джефферсон Чейз, Ирина Филатова