Уход с Инджирлика - ответ ФРГ Эрдогану

| Deutsche Welle 206

Последняя попытка разрешить спор о доступе депутатов бундестага к турецкой авиабазе «Инджирлик» провалилась. ФРГ должна последовательно ответить Эрдогану, считает Сабине Кинкарц.

Надежда, как говорится, умирает последней. Но неужели кто-то действительно серьезно полагал, что министру иностранных дел ФРГ Зигмару Габриэлю (Sigmar Gabriel) во время его личного визита в Анкару удастся совершить чудо? Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган и не думает идти на уступки. Да и зачем?

По ощущениям он уже целую вечность вьет из немецких властей веревки. 260 солдат бундесвера, размещенных на турецкой базе ВВС «Инджирлик», были при этом желанным козырем. Дверь открывалась или закрывалась в зависимости от того, что в данный момент было удобно Эрдогану. Ему принадлежит власть на берегах Босфора.

Если Германия отказывается подчиняться, дверь остается закрытой. Убежище для турецких офицеров? И речи быть не может! Точно так же, как и о резолюции бундестага, признающей геноцидом изгнание и убийства армян в Османской империи. Не секрет, что сама Турция не одно десятилетие отказывается признать массовое убийство армян геноцидом. А значит, дверь в «Инджирлик» закрылась. Только когда правительство ФРГ дистанцировалось от резолюции, немецким депутатам вновь было позволено приезжать в «Инджирлик» и посещать солдат бундесвера.

Германия должна научиться говорить «нет»

Это настоящий шантаж. Берлин слишком долго закрывал на это глаза. Да, с немецкой точки зрения, все дело в непростой политической ситуации. Главный принцип внешней политики Германии - всегда вести диалог. Оставлять открытыми каналы, искать компромиссы и в любой ситуации находить лучшее решение. И это, в принципе, правильно. Но когда-то должен настать конец. Тот, кто хочет пользоваться доверием и сохранить его, должен уметь говорить «нет», а не только «нет, хотя». Немецкое правительство, прежде всего канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel), слишком долго это делали. В том, чтобы о чем-то попросить, нет ничего плохого, однако нельзя превращаться в просителя так надолго. Немецкие социал-демократы уже признали это. А вот в блоке ХДС/ХСС некоторые медлят. Это неправильно.

Конечно, вывод немецких солдат с базы «Инджирлик» еще больше затруднит и без того непростые отношения между Германией и Турцией. Хотя здесь возникает закономерный вопрос: до какой еще степени они могут ухудшиться? Можно предположить, что после вывода бундесвера с базы «Инджирлик» Эрдоган будет искать новый козырь. Немецкие солдаты дислоцируются и на базе НАТО на турецком аэродроме Конья. Диктаторы говорят на другом языке

А что станет с немецко-турецким корреспондентом газеты Die Welt Денизом Юджелом, который с февраля находится в турецкой тюрьме по обвинению в пропаганде терроризма? Кроме того, Анкара, несомненно, снова будет угрожать разорвать соглашение по беженцам с ЕС.

Германия должна смириться с тем, что политики вроде Эрдогана преследуют только эгоистические цели, а в случае сомнений хотят идти напролом, вместо того чтобы на шаг отступить. Диктаторы говорят на другом политическом языке, нежели демократы.

Это жесткий язык, который требует последовательного ответа, пусть и не столь жесткого. В случае с авиабазой «Инджирлик» это означает, что Германия должна вывести оттуда солдат бундесвера. Иордания - готовый вариант для их передислокации. Так чего же еще ждет немецкое правительство?

Сабине Кинкарц, обозреватель DW