Кто уводит 16-летних курдов в горы?

| Эмре Акйоз 147

Представьте себе молодого курда, живущего в Стамбуле. Он, вместе со своим лучшим другом, решает вступить в ряды Рабочей партии Курдистана. Они уйдут в горы и станут партизанами…

Что произойдет с этими двумя невинными молодыми людьми? Сначала направятся на юго-восток…потом в Ирак, а оттуда уже в Кандиль…

Боевики, контролирующие горные дороги и переходы окружат этих двоих, устроят допрос…А потом отведут высоко в горы? Так все это будет происходить?

Нет, исходя из того, что говорят в своих показаниях те, кто сбежал из организации, или те, кто был пойман, все происходит совсем иначе: они объявляются агентами и уничтожаются прямо на месте.

Хорошо, если таким способом в горы не попасть, то каким образом 16-17-тилетние курды становятся боевиками РПК и попадают в Кандиль?

Вот уже некоторое время на мою электронную почту поступает различная информация относительно событий, связанных с РПК.

В недавно пришедшем письме находились данные о боевиках, погибших во время атак РПК и бомбардировок ВВС. В одном из них речь идет о боевиках, погибших во время атаки в Хаккари – Чукурджа, которая называлась «Революционная военная операция шахида Чичека Ботана». Согласно этим данным:  Рахим Юсуф 1989 г.р. вступил в организацию под кодовым именем Агит Рожхилат в 2005 году (в 16 лет). Зеки Савгын 1987 г.р. вступил в организацию под кодовым именем Камуран Сербест в 2005 году (в 18 лет). Нуман Темои 1990 г.р. вступил в организацию под кодовым именем Сердар Берксведан в 2006 году (в 16 лет). Перване Делаи 1990 г.р. вступил в организацию под кодовым именем Виян Толхилдан в 2007 году (в 17 лет). Эрхан Суджаи 1988 г.р. вступил в организацию под кодовым именем Зынар Ксерибо в 2005 году (в 17 лет).

Были боевики и старше, но из этих данных становится понятно, что в основной своей массе они вступают в ряды РПК в возрасте 16-18 лет.

Вопрос таков: С чьей помощью эти молодые люди, оставив своих родителей, братьев и сестер, друзей и возлюбленных, пополнили партизанские отряды РПК?

Ответ: Они были завербованы, организованы и направлены в горы организацией Союза обществ Курдистана (KCK), являющейся ячейкой РПК в городах.

Про KCK ходят и другие слухи: говорят, что именно эта организация устраивает в крупных городах несанкционированные уличные выступления сторонников РПК и поджоги автомобилей.

Мурат Карайылан однажды сказал: «Человека, которого надо уничтожить, мы можем убить в течение 24 часов». Надо думать, что это сделает не боевик, специально приехавший из Кандиля в Анкару или Измир, а наемник городской ячейки РПК.

И «работник муниципалитета», допрашивающий от имени организации мэра Диярбакыра Османа Байдемира, сказавшего, что «теперь оружием ничего не добиться», также был частью KCK. Во время переговоров между разведкой и РПК, ставших достоянием общественности, представитель национальной разведывательной организации Афет Гюнеш заявлял: «мы знаем, вы заполнили и крупные районные центры взрывчаткой», на что представитель РПК Сабри Ок вяло протестовал: «Ничего подобного нет», а Гюнеш настаивал: «Нам все известно».

И не боевики, которые сидят в этот момент в горах,  хранят накопленную в городах взрывчатку для того, чтобы использовать ее в нужный момент.  Это дело рук членов KCK…

Член преподавательского состава Университета Мармара профессор Бюшра Эрсанлы недавно была задержана по подозрению в причастности к деятельности этой организации.

Как расценивать происходящее? Как неприятие по отношению к оппозиции, или же как помощь и укрывательство преступлений организации?