«Карантин» по демократии в курдском регионе

| Эмрэ Услу 23

Когда курд не может уладить вопросы с государственными учреждениями, его первой реакцией будет вопрос: «И что мне делать, уйти в горы?». Когда турок не может уладить вопросы с государственными учреждениями, его первой реакцией будет вопрос: « И что мне делать, ограбить банк?». Разница между реакцией курдов и турок показывает, что горы стали одним из способов сопротивления государственной политике, учреждениям и даже каждодневным событиям, что взращивает у курдов культуру сопротивления.

Начинает казаться, что правительство правящей Партии справедливости и развития (ПСР) хочет отобрать у курдов этот «вариант» с «уходом в горы»; однако объявленной недавно «Курдской инициативы» недостаточно для осуществления подобной задумки. Между тем в турецких СМИ появилась информация о том, что в расположенный на севере Ирака лагерь Макхмур отправились 30 боевиков Курдской рабочей партии (КРП), чтобы «убедить» живущих там с начала 1990-х годов турецко-курдских беженцев не возвращаться в Турцию. Даже если КРП сложит оружие, провозглашенных правительством мер не хватит для поддержания демократии в регионе на нужном уровне.

А именно это — лучшее средство от терроризма и этнического сепаратизма; однако нынешнее положение дел в регионе не способствует расцвету демократии. Во-первых, три ключевых игрока — государство, КРП и курдская «Хезболла» вместе с кланами — препятствуют благополучию гражданского общества.

Этнические и религиозные организации, по своей природе, — эксклюзивистские организации. В районе проживания курдов почти нет организаций, за исключением государственных, этнических и религиозных, которые бы могли повлиять на улучшение демократии. Различные исследования ученых показали, что для демократии большую пользу приносят те организации, у которых есть прочные внешние связи, в то время как изолированные не помогают ей.

Например, социолог Памела Пакстон из Университета штата Огайо установила, что «для крепкой демократии необходимы организации, члены которых взаимосвязаны и входят в более крупные сообщества». В соответствии с ее исследованием, клубы, члены которых состоят и в других организациях, более интегрированы в общество в целом. Когда люди состоят в нескольких клубах или организациях, они привносят новые идеи. Пакстон приходит к выводу, что, «когда участники одной группы связаны с другими группами, они озвучивают больше разнообразных мнений, могут сами бороться с экстримистскими взглядами. А это на пользу демократии».

Исследование показало, что меньше всего связей с другими группами у групп религиозных, спортивных, групп, объединенных отдыхом, а также профсоюзов. Кроме того Пакстон выяснила, что уровни доверия людей и их соседей играют ключевую роль в здоровых демократиях, а также воздействовали на влияние объединений в обществе. Отсюда следует, что, когда люди не доверяют друг другу, они чаще будут состоять в замкнутых, изолированных группах, не участвующих в жизни общества и не способствующих развитию демократии.

Применяя выводы Пакстон к курдскому региону, мы увидим, что в нем есть только профсоюзы, религиозные группы, группы поддержки и группы, относящиеся к оппозиции, и все. Правительству необходимо создать такое процветающее гражданское общество, которое сможет объединить регион сначала с западом страны, а потом и со всем миром. Этого можно достичь, создавая и поддерживая частные университеты, культурные объединения, частные школы, местные СМИ, которые смогут по-новому показать регион.

Вместе с усилением необходимых для демократии учреждений, правительство должно найти способ восстановить у курдов осознание принадлежности себя к государству и чувство принадлежности к нации. Одна из самых сложных задач государства — восстановить чувства курдов к государству, потому что они в сознании своем отстранились от него. Чувство принадлежности к демократическому государству, ощущаемое всеми его жителями, за последние 30 лет сильно ослабело. А без него очень сложно поддерживать необходимый уровень демократии в регионе.

Несмотря на положительные намерения правительства решить курдский вопрос, у проблемы в регионе глубокие структурные корни. Регион необходимо держать в, своего рода, карантине, чтобы с одной стороны снизить негативное влияние государства, КРП и курдской «Хезболла» на демократию, а с другой — восстановить для пользы общества поврежденную социально-политическую структуру.