Основы политической системы Турции. Часть 2: Общество

| Эмрэ Услу 119

Всё больше и больше иностранцев интересуются Турцией и теряются, сталкиваясь с безумным политическим противостоянием различных сил. Поэтому я решил написать серию статей, в которых попробую рассказать основы политической системы Турции и показать коренные причины разногласий. В прошлой статье я рассмотрел момент образования государства. Сегодня я рассмотрю общество. Я не буду повторять то, что можно найти в энциклопедиях. Вместо этого, я расскажу о том, что вызывает политические конфликты и беспорядки.

Общество:

Несмотря на то, что тюркские империи и государства существовали в Анатолии, там же, где сегодня существует Турция, общество современной Турции на протяжении вот уже тысячи лет нельзя назвать устоявшимся. Оно приветствует иммигрантов. С самого начала ХХ века и до сегодняшнего дня люди, жившие когда-то в Османской империи мигрируют в Турцию. Миллионы людей перебрались на запад и север современной Турции. Однако ошибочно считать, что мигранты из-за пределов Анатолии проживают только лишь в районе Мраморного и Эгейского морей.

В первые годы после образования республики иммигрантов поощряли селиться также и в по большей части курдских районах. Последние волны миграции из-за пределов Турции произошли в 1980 году — из Болгарии и Афганистана. Тогда в Турцию переселились сотни тысяч иммигрантов. Такие провинции как Каракочан, Эльязыг стали домом, в основном, для выходцев с Балкан и Кавказа. В рамках национальной политики в первые годы республиканского периода смешивали даже населения небольших сёл. Ещё один пример переселенцев с Балкан и Кавказа в курдские районы — город Биледжик в Шанлыурфа. Среди курдских деревень расположены деревни людей, переселившихся с Балкан и Кавказа.

Первый случай политического осознавания для тех жителей удалённых уголков страны произошёл, когда они стали свидетелями, как государство поддерживает и помогает «другим». До конца 1970-х гг турецкая экономика основывалась на сельском хозяйстве, и вновь прибывших обеспечивали землёй для обработки. Сама природа сельскохозяйственной экономики способствовала тому, что между переселенцами и теми, кто был до них, не было практически никаких ссор. Но с 1970-х турецкая экономика быстро изменялась, а Турция стала урбанизированной.

Соответственно, Турция стала свидетелем волн миграций из сельской местности в города. В 1990-х годах из-за курдского вопроса военные вынудили три миллина курдов покинуть их сёла. Эти люди стали жить в трущобах крупных городов, что привело к «раздутию» населённых пунктов и росту экономики, основанной на предоставлении дешёвых услуг. К примеру, около трёх тысяч курдов переселились из провинции Мардин в Адану, город на востоке средиземноморского побережья Турции. Они начали работать в ресторанном деле и стали готовить Аданский кебаб, ставший местным деликатесом. Такой наплыв курдов породил в турецком обществе городов мысли, что их культуре и существованию брошен вызов и что они под угрозой. Курды стали чужими. Это одна из главных конфликтных зон всей турецкой политики, а также одна из причин того, почему городские жители или белые турки, турки голубых кровей считают правительство /правящей/ Партии справедливости и развития коалицией турецкой и курдской периферии.

Пока общество переживало гигантские изменения и перестраивалось под новые экономические реалии, государственный менталитет воспринимает всё это как разделение старого общества по религиозным и этническим принципам: сунниты, алавиты, курды и турки. Да, они сохранили свою религиозную и этническую идентичность, но эти идентичности также переняли новую форму. Государственная структура в Турции была разработана так, чтобы контролировать общество и изменить его в новое государство-нацию. Возьмите, например, конституцию. По мнению Кемаля Карпата /профессор, специалист по центрально-азиатской и османской истории/, «конституция Турции выступает не как выражение основной культуры философии общества и его стремлений, а как инструмент, призванный изменить общество и узаконить контроль государственной власти».

Государственные институты — военные и судебные власти — не смогли понять, что общество уже изменилось в соответствии с основными принципами экономики и выработало новую идентичность, новое самосознание. В результате этих изменений поменялись и значения и пути политических противостояний. Например, ни исламисты не борются за установление исламского государства, ни курды не борются за установление независимого государства курдов. И те и другие борются за то, чтобы у них в сложившемся политическом и общественном центре было больше прав.

По сути, борьба между обществом и государством сводится к борьбе между «продолжением старой системы» и «изменениями».