В то время, когда Турцию раздирают на части

| Эмрэ Услу 439

В течение длительного времени я избегал обсуждения процесса урегулирования потому, что тех, кто пытается объяснить недостатки этого процесса, обвиняют в призывах к войне и заговоре против мира.

Группа проправительственных журналистов, называющих этот процесс «мирным процессом без всяких но», на каждую отдельную критику отвечала кампанией линчевания по инструкциям, получаемым ими от нового блока.

Невозможно создавать что-либо, только манипулируя восприятием. Недавний переворот подтвердил, что процесс, преподносимый как урегулирование, сводится к манипулированию восприятием.

В 2014 году Турция была вынуждена объявить комендантский час в некоторых крупных городах. Тогда военные взяли под контроль улицы, на которых административные здания были подожжены, а полицейские участки захвачены протестующими.

Для начала давайте назовём этот процесс так: правительство Партии справедливости и развития (ПСР) не в состоянии обеспечивать безопасность. Было объявлено военное положение, введён комендантский час, но это никого не обеспокоило. Государство оказалось не в состоянии защитить даже свои собственные здания, полицейские участки не были обеспечены охраной.

Рабочая партия Курдистана (РПК) берет на себя инициативу, когда речь заходит о сохранности и безопасности. Спецслужба не располагает информацией о том, что происходит. Остается неясным, что будут делать военные. Находятся даже полицейские начальники и губернаторы, рассказывающие о том, что в этой стране достигнут мир и полицейские могут запросто ходить на рыбалку.

Хуже всего то, что из-за допущенных ошибок процесс, называемый урегулированием, превратился в процесс раздела. Они сделали неизбежным раздел этой страны. Я пытался объяснять эти ошибки и за это подвергался угрозам. Некоторые члены РПК и убийцы, действующие под руководством и по указке разведки, проводили обыск в моем доме и на моём рабочем месте. В заголовках публикаций некоторых газет я был мишенью номер один. Мне угрожали и продолжают угрожать убийством. Их целью было заставить меня замолчать по причине моих возражений против процесса урегулирования.

Мне нужно признать, что им отчасти это удалось. Я остаюсь, пока, весьма сдержанным в отношении этих проблем. Но учитывая нынешнее состояние хаоса и потрясений, я решил, что надо снова вспомнить и о критике.

Процесса урегулирования никогда не было. Те, кто знаком с политикой в Анкаре, могут подтвердить, что соответствующие фигуры и партии говорили о необходимости остановить РПК для того, чтобы выборы прошли без проблем. Это было главной мотивацией так называемого процесса урегулирования. Хуже того, РПК тоже знает об этом. Несмотря на это, она согласилась участвовать в этом процессе.

Поэтому они с самого начала заявляли, что в этом процессе не будут доверять никому, кроме себя. Между тем неотъемлемой частью процесса урегулирования является укрепление доверия между сторонами. Но в данном случае стороны пытались объявить об урегулировании, находясь в состоянии взаимного недоверия. Обе стороны знали, что этот процесс не был мирным.

В связи с выборами, ПСР необходимо было состояние ненасилия. В таком же положении находилась и РПК, потому что ей нужно было защитить достигнутое в Сирии. Состояние перемирия, необходимое для обеих сторон, было преподнесено публике как процесс урегулирования. Я четко заявил об этом факте и поэтому получал угрозы с обеих сторон.

Что же произошло? Были проведены выборы. Но самое главное, что выигрышное положение РПК в Сирии в настоящее время находится под угрозой. В результате в Турции воцарилась атмосфера смятения.

  1. Конечной целью процесса урегулирования является ослабление вооруженной группировки. Но, в нашем случае, этого не произошло. В результате в регионе оказалась ослабленной не РПК, а государство. Курды, вставшие ранее на сторону государства, вынуждены были обратиться к РПК, которая получила в их лице дополнительные силы. Вследствие этого РПК стала единственной законной властью в регионе. По признанию лидеров РПК, огромное количество боевиков вступило в организацию. РПК приобрела большое количество оружия и организовала обучение своих сторонников. Впрочем, они сделали это без ущерба для своей позиции и своих требований.
  2. Организация «Союз общин Курдистана» (КСК), городской филиал РПК, сначала была активно задействована во всевозможных операциях. Однако эти операции были остановлены разведкой, но в тоже время все подозреваемые члены КСК были освобождены. Власти даже объявили об этом в расчете на признательность.

Таким образом, КСК стала достаточно мощной организацией, способной мобилизовать своих сторонников в крупных городах. Теперь она в состоянии бросить вызов комендантскому часу, потому что может мобилизовать массы. Государство остается слабым и обессиленным перед лицом этой силы и такого потенциала. Теперь уже невозможно повернуть вспять этот процесс. Поздравляем Хакана Фидана и Эфкана Ала с тем, что они натворили!