Существует ли раскол между правительством и Эрдоганом?

| Эмрэ Услу 256

Заключенный лидер Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллах Оджалан выступил со вторым посланием, призывающим установить мир между Турцией и РПК.

Это обращение, несмотря на провал переговоров по замирению, было радостно воспринято проправительственными СМИ, чьи газетные заголовки запестрили известием о том, что данное обращение является исторической декларацией намерения РПК сложить оружие.

Это факт – РПК не хочет воевать с Турцией, потому что не может. Потому что РПК нужно сконцентрировать все свои силы в Сирии, чтобы защитить свою автономную область от Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ), Свободной сирийской армии и иракских сил курдского лидера Масуда Барзани. Они не могли бы сейчас противостоять Турции, даже не будь договоренности о прекращении военных действий.

Более того, власти в лице правящей Партии справедливости и развития (ПСР) тоже не смогли бы сейчас воевать с РПК, потому что в последние годы чиновники ПСР убедили общественность, особенно своих избирателей, что мир уже не за горами. Эти самые чиновники из ПСР столько всего наобещали и породили столь высокие ожидания, что процесс урегулирования курдского вопроса не может повернуть вспять. Накануне важных выборов ПСР не может нажать на спусковой крючок РПК.

Зная это, РПК, отправившая большинство своих боевиков в Сирию, активизировала свои городские сети с целью внедриться в общество и уменьшить управленческую способность государства. В результате РПК господствует над крупными городскими центрами. Без разрешения РПК государство не может ничего сделать. Любой наблюдатель мог бы рассказать тысячу историй, подтверждающих влияние РПК в регионе.

Фактически отношение проправительственных СМИ показывает, в сколь отчаянном положении находятся власти. РПК не только взяли под контроль регион, но и любое решение возобновить боевые действия приведет правительство ПСР к потере влияния. Таким образом, проправительственные СМИ должны активно демонстрировать, что мир не за горами, чтобы сохранить РПК счастливыми, а турецкое общество спокойным.

Несмотря на этот простой факт, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на прошлой неделе взял и раскритиковал решения ПСР. Ранее он сказал, что «курдского вопроса не существует», в ответ на что вице-премьер-министр Бюлент Арынч заявил: «Мы считаем, что Эрдоган не должен выступать публично по этому поводу. Выступая против решения правительства, он вредит не только себе, но и правительству». На следующий день после критического высказывания Арынча Эрдоган пошел еще дальше, сказав: «Я не согласен с совместным заявлением [ПСР и ДПН] относительно плана Оджалана, включающего десять условий для установления мира».

Правительство до сих пор не ответило президенту, однако многие наблюдатели склонны рассматривать критику со стороны Эрдогана доказательством раскола между ним и правительством.

Безусловно, существуют разногласия между кругами Эрдогана и лагерем Давутоглу. Последним не нравится Эрдоган и позиция его окружения, в то время как сторонники Эрдогана считают, что Давутоглу желает увести партию из их рук.

Недавняя реакция Эрдогана на курдский мирный процесс не имеет ничего общего с разногласиями между ним и ПСР. Более того, вся эта курдская история достигла точки, когда многие турецкие избиратели уже не верят, что мир близок. В результате Партия националистического движения (ПНД), кажется, увеличивает свои голоса.

ПСР критически важно победить на выборах в июне. По этой причине, так как большинство населения по-прежнему считает Эрдогана лидером и верховной властью, он начал разыгрывать «националистическую карту», чтобы убедить турецкий народ, начавший посматривать в сторону ДПН, голосовать за ПСР. А тем временем правительство отправляет теплые сообщения курдам, чтобы сохранить свои голоса.

То что делает Эрдоган, это просто политика, и я не думаю, что он на самом деле имеет какие-либо трения с правительством по курдскому вопросу. Все, что он должен сделать, это сохранить ПСР у власти. Иначе темные дни ожидают его ближайших соратников, активно участвующих в коррупционных скандалах.