Понять Россию

| Эрдал Шафак 64

Давайте признаем: до тех пор пока по вопросу сирийского кризиса не будет обеспечена поддержка или хотя бы одобрение России, разрешить его в рамках международного права будет весьма сложно.

Говоря о «рамках международного права», я имею в виду разрешение кризиса на платформе Совета Безопасности ООН. Однако до сегодняшнего дня Россия выступала против всех инициатив Совета и блокировала все проекты резолюций.

В качестве явной причины решения о наложении вето представлялось следующее утверждение: изменение режима путем вооруженного вмешательства извне означает нарушение принципов международного права. Твердость позиции Москвы в этом вопросе, безусловно, объясняется и горьким примером Ливии.

Помимо этой явной причины есть также и скрытая: она определяется синдромом «Продать своего друга».

С самого начала сирийского кризиса все те, кто приезжал в Москву, получали одинаковые впечатления или разъяснения:

Если мы перестанем поддерживать баасистский режим в Сирии, после этого ни одна страна не станет развивать союзнические отношения с Россией. Потому что она будет восприниматься как государство, на которое нельзя положиться и которое может бросить союзника на полпути.

Сирия — единственная в мире страна, на территории которой Россия владеет военной базой. И мы не можем отказаться ни от базы в таком важном регионе, ни от стратегических отношений, построенных с Дамаском.

Никто не имеет конкретного представления о периоде, который наступит после режима Асада. Несмотря на эту неопределенность, нас пытаются втянуть в путешествие, длина и маршрут которого неизвестны. (Примечание: действительно, ни одна западная страна не может дать внятного и убедительного ответа на три простых вопроса, а именно: «Когда падет сирийский режим?», «Как он падет?», «Что будет потом?»).

Приход к власти в Сирии «Братьев-мусульман» в крайней степени негативно повлияет на жизненно важные интересы России на Ближнем Востоке.

И наконец, ни одно государство в мире, вне зависимости от его величины, влиятельности или силы, не имеет права свергать тот или иной режим лишь по причине того, что данный режим ему не нравится. Проблема не в Башаре Асаде, а в уважении к принципу. Тот, кто сегодня свергнет режим в Сирии, завтра постарается совершить то же самое в России.

И наконец, постулат, который венчает все эти предосторожности и с которым на первый взгляд никто не сможет поспорить: только сирийский народ может решить, уходить Башару Асаду с поста или оставаться. Иностранное государство не сажало Асада в президентское кресло, поэтому и в вопрос его ухода с должности иностранцы вмешиваться не должны.

Итак, что же предлагает Россия для разрешения кризиса? Очень просто: полноценное осуществление плана, принятого в Женеве 30 июня.

Женевская Декларация была подготовлена усилиями Кофи Аннана, бывшего специального представителя Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна по Сирии. Позже Аннан сдался. Как отмечается, план разрешения кризиса, который в настоящее время готовит преемник Аннана, алжирский дипломат и политик Лахдар Брахими, в значительной степени будет опираться на план Аннана, принятый в Женеве.

Если алжирский посредник в своей деятельности будет опираться на женевские соглашения, это будет означать усиление позиции России.