Свобода печати, выражающей интересы военных, закончилась!

| Эргюн Бабахан 5

Турция – страна, в которой армия укрепила свои позиции в системе за счет больше, чем одного, переворота и следующей за каждым из этих переворотов корректировки конституции и законов.

До недавнего времени военные были сообществом, которое господствовало в каждой сфере: от Совета Высшего Образования (YÖK) до Высшего Совета по радио и телевидению (RTÜK), от Организации Национальной Разведки (MİT) до суда.

Сегодня это отчасти в прошлом, но и утверждать, что мы создали полноценную демократию, нельзя. 

Мы переживаем процесс укрепления демократии.

Военные с помощью средств массовой информации узаконили то превосходство, которого они достигли корректировкой законов.

СМИ годами осуществляли работу по дискредитации политического сообщества и превознесению военных.

Постоянно на повестке дня держалось утверждение о том, что политика подчинит суд, полицию и образование.

Народ начал бояться представителей сферы услуг, избранных им же - начиная с полиции и заканчивая сотрудниками в сфере образования.

Между тем,  благодаря тому, что над системой стала господствовать политика, полностью изменились отношения полиции и народа, обвинения в пытках почти сошли на нет.

Операция по дискредитации политиков проводилась путем размещения в средствах массовой информации под видом журналистов, подготовленных Организацией Национальной Разведки (MİT), находящимся под контролем военных.

Турция годами оставалась страной, в которую метали копья (?) покровители, появившиеся на политической арене недемократическими путями. Страной, в которой есть особое поле тех, кто делает политику (?).

Во всех областях: от вопроса о Кипре, до курдской проблемы, от реформы права до связей с Европейским Союзом, - военные были организацией, которая говорила последнее слово.

Военные  считали, что они вправе, если это требуется, регулировать действия политиков и правительства через газетные заголовки, а СМИ, находящиеся у них на службе, с удовольствием выполняли эту работу, так как получали за это определенное вознаграждение.

По этой причине, судя по положению дел на сегодня,  не свобода прессы находится в опасности в Турции, а свобода регулировки военными общества и политики.

В этой стране в газете типа Hürriyet, с одной стороны, была выпущена статья под заголовком «411 голосов за хаос», в которой говорилось об изменениях конституции, касающихся формы одежды в университетах.  В то же время, газета Hürriyet  подготовила почву для открытия дела, по запрещению Партии Справедливости и Развития.

Находящийся в то время под контролем военных Конституционный Суд также с успехом осуществлял это сотрудничество.

Мы также стали свидетелями схожего процесса во время выборов премьер-министра.

Председатель генерального штаба того времени продемонстрировал необдуманную попытку захватить эти полномочия, находящиеся в руках Меджлиса, а поддерживающие военных СМИ в конечном итоге поддержали его.

Потому что «Вооруженные Силы, считая себя сердцем нации и гарантом ее постоянных  интересов, избрали себе роль покровителя и приобрели влияние на правительства, выбранные с учетом этой роли военных».

Это влияние, в свою очередь, использовалось с целью и впредь получать выгоды, обеспечиваемые им конституцией и законами.

Они направляли дела всех убитых во имя государства, от Гранта Динка до Уура Каймаза, обеспечивали защиту государственным служащим, чье небрежение или вина обнаруживались.

За сильнейшей оппозицией организации Высшего Совета Судей и Прокуроров, в сущности, стоял спор о сохранении этого механизма преступлений.

С точки зрения результата, государство в существующем процессе « будут полицейские и военные структуры, в таком случае, они должны быть подчинены гражданскому контролю. Но хотя гражданский контроль необходим, его наличия недостаточно, так как многие недемократические режимы в то же время сохраняют гражданский контроль. По этой причине, нужно, чтобы и гражданские, и полицейские организации, которые будут контролировать военных, были естественным образом включены в демократический процесс». 

«Полный демократический режим должен содержать в своих конституции и законах официальные основы, согласно которым армия подчинялась бы выбранному правительству, при этом эти основы не должны являться ответом на предложения протектората военных».

Для того, чтобы уничтожить режим протектората и не допустить его возвращения, демократические лидеры должны следовать в отношении армии хорошо спланированной стратегии, в которой главенствующее положение будет отведено политикам.

 Потому что пока мы не породим изменений в принципах и убеждениях военных и не сделаем так, чтобы они стали верны демократическому режиму, нельзя будет считать процесс демократизации законченным.

Несмотря на ошибки в практическом исполнении и некоторые решения, которые можно критиковать, именно это сделали судебные дела «Эргенекона» и операции «План Кувалда».

И самый явный показатель этого – то, что наибольшее беспокойство в связи с этими делами демонстрируют СМИ, симпатизирующие военным.

Этот выбор – это выбор права на создание демократической конституции руками посредников, выбранных народом. 

Чтобы заполучить это право мы еще будем наблюдать много афер.

Turkishtimes