Разговор по-турецки, или «беззвучная дипломатия»?

| Эрхан Башъюрт 173

Турция во внешней политике в течение длительного периода времени предпочитала  следование стратегии увеличения напряженности, которая характеризуется как «разговор по-турецки».


Стратегия напряженности дает положительные результаты в двусторонних конфликтах тогда, когда баланс сил перевешивает в твою пользу, но если баланс сил  перевешивает в сторону противника, получается противоположный эффект.

Более того, постоянный «разговор по-турецки» приводит к тому, что в мире образ Турции рисуется в качестве страны-«скандалистки», далекой от поисков компромисса и мирных решений.

С этой точки зрения, политика, проводимая Турцией после голосования Сената Франции по законопроекту об уголовном преследовании за отрицание геноцида, была показательна. Политическая реакция была взвешенной и продуманной.

План Саркози провалился

Он намеревался с помощью демонстрации очередной победы на внешнеполитической арене привлечь на свою сторону правых избирателей – противников Турции.

В то время, как 50 депутатов Сената голосовали «за», 65 представителей, не участвующих в голосовании, и 77 сенаторов передали противоречащий свободам законопроект в Конституционный Совет.

Работа, беззвучно проводимая лоббистами, и дипломатия дали свои результаты. Удалось предотвратить помутнение рассудка французской общественности, не увеличив при этом уровень напряженности.

Саркози не удалось использовать интересы государства для проведения политических акций. Значит, иногда «беззвучная дипломатия» оказывается более эффективным инструментом.

На этом все закончилось?

Конечно же, нет. Подобные явления, сегодня произойдя во Франции, завтра могут повториться в других странах, где существует влиятельная армянская диаспора. К тому же, парламенты 22 стран признали события 1915 года как геноцид. Диаспора  в преддверии 100-летней годовщины событий, строит иллюзии о возможности перехода на новый этап обсуждения, в частности, территориальных вопросов, а также темы возмещения убытков.

Что необходимо делать Турции?

Во-первых, постольку поскольку «геноцид» является обвинением, содержащим в себе оттенок насилия, нельзя отвечать на эти заявления в агрессивной форме.

Если санкции будет применены по отношению к какой-либо стране, то об этом нужно дать понять, не прибегая к резким заявлениям и выражениям.

Во-вторых, до того, как будут выдвинуты новые инициативы, Турция должна начать кампанию по научному просветительству.

Посол Франции в Анкаре Лоран Били в своем заявлении, сделанном вчера газете Заман, сказал, что «нам необходимо рассказать Франции о том, что во время Второй мировой войны погибло два  с половиной миллиона турок».

По сути, он в вежливой форме говорит «вы недостаточно полно рассказываете правду».

Давайте, по крайней мере, переведем книги.

Директор Центра армянских исследований Турецкого Исторического Общества профессор Кемаль Чичек, выступая в передаче «За кулисами», рассказал о том, что не существует ни одного исследования на французском языке, излагающего позицию Турции по данному вопросу, которое можно было бы предоставить французским сенаторам и депутатам. Он также рассказал, что телеграммы зачитывались с искажениями, и даже не предпринимались попытки разъяснить их суть.

А между тем, в Турции за последние годы было написано большое количество научных исследований, посвященных переселению 1915 года.

Значит, теперь помимо переводов на английский, эти работы должны быть переведены на такие распространенные языки, как французский, немецкий, русский, испанский и арабский.

Это и есть долгосрочная «беззвучная дипломатия». Нам необходимо отучиться вспоминать о дипломатии лишь в кризисные моменты. Ответить на черный пиар длиною в полвека за полдня невозможно.