Извиниться или сдаться

| Экрем Думанлы 33

Самые горячие споры за последние годы разгорелись, без сомнения, вокруг «Плана покончить с ПСР (Партия справедливости и развития) и с Фетхуллахом Гюленом», материалы о котором многие газеты размещали и продолжают размещать на первых полосах.

Этот документ обсуждается в Турции с 12 июня. Согласно размещенной в газете «Тараф» статье, группа офицеров из вооруженных сил Турции (ВСТ) задумала «подлый заговор» против ПСР. В соответствии с ним, некоторые события должны быть подстроены, чтобы дискредитировать правящую партию в глазах общественности. Например, несколько «агентов» должны были вступить в партию и своей работой породить мнение, что в ней намечается раскол. Другой целью боевиков является «Движение Фетхуллаха Гюлена». «По плану, несколько слабохарактерных человек должны были попасть на телевидение и начать против Гюлена клеветническую кампанию. Тех, кому пришлось бы играть роль религиозных деятелей, назвали «силами поддержки», которых бы использовали в этой кампании, как подкрепление. Само ужасное то, что, если верить этому документу, обнаруженному у одного из проходящих по делу «Эргенекон», в некоторые интернаты, в которых проживали ученики «Движения», подбросили оружие и амуницию. Это ужасает. Может ли государство устраивать ловушки против политической партии, за которую голосовали миллионы людей, и против гражданского общества, любимого столь многими? Судя по данному обнаруженному полицией документу, да — может.

Однако за обнародованием документа последовали многочисленные дискуссии. Вплоть до события, произошедшего на прошлой неделе. Турецкая общественность была потрясена. Объявили о том, что оригинал «Плана покончить с ПСР и Фетхуллахом Гюленом», который мы все обсуждали несколько месяцев, направлен на рассмотрение в прокуратуру. Этот оригинал, направленный проводящим расследование по делу «Эргенекон» прокурорам, был изучен судебными экспертами, которые определили, что его собственноручно подписал полковник Дурсун Чичек. Офицер, пославший оригинал и содержащее разную секретную информацию письмо, заявил, что «все было уничтожено и спасти удалось только этот документ». Безусловно, это поворотный момент для турецкой демократии. Поворотный момент не только для нее, но еще и для турецкой прессы. Почему?

Фотокопия рассматриваемого документа была обнаружена в офисе адвоката Сердара Озтюрка, арестованного в ходе расследования по делу «Эргенекон». По словам самого Озтюрка, лейтенанта в отставке, бумаги подбросили ему полицейские. Некоторые СМИ посчитали его слова отличной возможностью поставить под сомнение подлинность документа и предложить свои версии. Затем были обнародованы сделанные полицейскими фотографии, на которых весь рейд был показан от начала до конца. Таким образом оказывавших безграничную поддержку Эргенекону лишили всяких оснований.

Через три дня поле обнаружения документа военный прокурор принял противоречивое решение. Отметив, что рассматриваемый документ еще не получен, он заявил, что тот является подделкой. Попытка была забавная, но в то же время вызывала жалость. В заявлении говорилось, что документ фальшивый и «было решено, что его не подготавливали в ВСТ». Как военный прокурор мог прийти к такому заключению, если он даже не видел документ? Как бы то ни было… Наши СМИ воспользовались случаем напечатать еще один ряд историй, основанных на этом решении. И снова все испортили.

На фоне этих событий документ пристально изучали, чтобы определить его подлинность. Все исследования показали, что подпись на нем совпадает с подписью полковника Чичека. В этой связи военные не начали никаких расследований в отношении полковника, что пошатнуло уверенность общества в ВСТ. Однако военные либо не заметили этого, либо же что-то скрывали. В конце концов, полковника вызвали в суд. В военной прокуратуре Чичек поставил совершенно другую подпись и заявил, что стоящая на документе — не его. Тогда гражданские прокуроры предъявили двадцать образцов подписей Чичека, и стало ясно, что он пытается ввести судебные власти в заблуждение. В военной прокуратуре полковник поменял свою подпись, что само по себе является крупным скандалом. Дело не только в этике — он совершил преступление, четко определенное законом.

Ордер на арест был выдан на основании имевшихся доказательств, и его действительно арестовали. Однако подозрительный шаг, предпринятый главной прокуратурой Стамбула, — в последний момент назначить в 14-й уголовный суд судью из 13-го — привел к тому, что Чичек был освобожден, проведя в тюрьме меньше суток. Безусловно, многое было пущено в ход для его освобождения. Некоторые газеты проигнорировали сам факт его ареста и подавали его освобождение как оправдательное решение. Это все работа СМИ. Я не знаю, чем они руководствовались, пытались ли они как-то надавить на определенные группы, но все это доказывает, что они либо совсем не владеют юридическими терминами, либо они намеренно пытались его оправдать. Эти их попытки буквально вышли из-под контроля, и даже несколько уважаемых телевизионных каналов (среди которых, к сожалению, оказался канал НТВ) ссылались на этот «грязный заговор» как на «документ для борьбы с реакционерами». Началось складываться впечатление, что в ВСТ подготовили документ для борьбы с реакционерами, а на его составителей начали оказывать давление. Все же ситуация была очень серьезная: государство обвиняли в том, что оно подстроило ловушку против своей же нации.

Между тем на пресс-конференциях генерального штаба для аккредитованных журналистов были озвучены ничего не значащие замечания. Средства массовой информации подлили масла в огонь, пытаясь поддержать высказывание военного прокурора, заявившего, что «допустивший утечку документа должен быть пойман, кто бы это ни был». Хорошо. Того, кто допустил утечку, необходимо найти, но сначала перед судом должны оказаться те, кто составил этот документ, чтобы наказание допустившего утечку было оправданным. Несколько авторов писали статьи со всем удовольствием от обладания такой невыносимой тяжестью как аккредитация. Некоторые прямо называли меня и главного редактора газеты «Стар» — ставя нас под удар — и говорили так, словно было доказано, что документ ненастоящий. Интересно, они хоть капельку покраснели, когда была доказана его подлинность?

Появление этого документа стало суровым испытанием для мира политики. Теперь, когда доказана его подлинность, должна ли партия, которая вела себя как адвокат организации Эргенекон, извиниться перед людьми? Республиканская народная партия (CHP) должна принести извинения. Но не она одна. Вместе с ней должны извиниться те журналисты и комментаторы, которые писали статьи под диктовку военных источников и не принимали во внимание сообщения правоохранительных органов. Некоторые журналисты, жаловавшиеся на своих коллег, которые, по их мнению, подрывали «секретность расследования», тоже должны извиниться, потому что косвенно помогали заговору отсутствием своих материалов по важнейшей его части и, кроме этого, подставили своих написавших об этом коллег. Тот человек, который сказал: «Все было уничтожено. Я смог спасти только этот документ», подчеркнул значимость норм закона, и благодаря этому в анналы истории не войдет неверная запись. Мы, безусловно, нуждаемся в честных журналистах, которые могут сказать, что они «были неправы».