Отчет Чандара: попытка решения курдского вопроса

| Этьен Махчупян 11

В прошлые выходные был опубликован четвертый отчет Турецкого фонда экономических и социальных исследований (TESEV), посвященный курдскому вопросу.

В прцессе длившейся десять месяцев тяжелой работы Дженгиз Чандар провел около пятидесяти деловых встреч с представителями государства и правительства, бюрократами, с первыми курдскими лидерами страны и с теми, кто засел в Кандиле, а также с Европой и Ираком.

Чандар активно обсуждает вопрос того, каким образом Рабочая партия Курдистана (РПК) сдаст оружие и как обеспечить условия, при которых она согласится спуститься с гор.

Предпосылкой этому беспримерному и чрезвычайно важному с точки зрения начавшегося периода исследованию послужило мнение о том, взгляд на курдскую проблему нуждается в изменении парадигмы. Согласно этой точке зрения, даже если одна сторона выполнит требования, удовлетворяющие всех курдов, совершенно ясно, что разрешить проблему только предоставлением этих прав будет невозможно. Пока РПК продолжает выступать в качестве вооруженной оппозиции, курдский вопрос постепенно превращается в вопрос РПК, а «решение» его возможно только с прекращением вооруженной борьбы. Это и есть точка, которая требует переосмысления… Нужно воспринимать РПК не как «террористическую» организацию, а как  восстание части курдского населения. Потому что определение «террористический» требует поиска решения с оружием в руках и, таким образом, порождает неразрешимость конфликта. Между тем определение «восстание» даже при столкновении с организацией, использующей силу, делает возможными «переговоры». Действительно, много где в мире в результате восстаний между восставшими и государством проводились переговоры, которые и разрешали конфликт.

После проведенных деловых встреч Чандар может заявить, что «переговоры» могут стать правильным путем. Прежде всего, у этого подхода есть ряд преимуществ: наиболее влиятельный человек в организации, Оджалан, в Турции и нет никаких препятствий для встречи с ним. Значит, этот процесс может пойти довольно быстро. Кроме того, Хабурские события продемонстрировали, что члены РПК намерены сойти с гор. С другой стороны, их штаб в Кандиле верит в то, что делегация, которая в тот момент беседовала с Оджаланом, не поддерживала операций, направленных против Ассоциации обществ Курдистана (АОК). Другими словами, каждая из сторон видит перед собой важного собеседника.

Вопрос в том, почему, несмотря на эту плодородную почву, не удается добиться развития событий. В отчете Чандара подчеркивается, что препятствием этому может служить политика военных и реакция турецкого общества. В отчете также говорится об искусственно создаваемых путах для обеих сторон; на повестку дня выносятся стратегические приоритеты. Если говорить о политике курдов, одним из препятствий достижения компромисса является то, что оружие в руках РПК стало картой, которая обеспечивает возможность торга. Вторым препятствием является боязнь ликвидации РПК… В этом отношении сильное негативное влияние имело дело АОК (Ассоциации обществ Курдистана)… Становится ясно, что употребленное некоторыми членами правительства на переговорах слово «ликвидация» было воспринято очень серьезно. Между тем, также отрицательное отношение РПК к общине Гюлена,  обладающего влиянием на чиновников, заставляет чувствовать, что его хотят ликвидировать. Ясно, что дело не в том, что происходит в действительности, а скорее в том, как эта действительность воспринимается. С другой стороны, есть польза в том, чтобы учитывать тот факт, что и сама двусмысленность реальности может привести к такого рода восприятию событий.

Препятствия для проведения переговоров со стороны правительства состоят в следующем: даже если бы за последние 12 лет с Оджаланом проводились более систематические переговоры, среди представителей государства нет гармонии и единства. То есть они не смогли предоставить Оджалану постоянного собеседника на долгий срок. Во-вторых, до сегодняшнего дня правительство не рассматривало Оджалана как партнера, оно пыталось его использовать, не осознавая, что такой подход не приведет к разрешению конфликта. В-третьих, вследствие того, что этот вопрос рассматривали не как политическую проблему, а лишь как вопрос безопасности, политики передали переговоры службам безопасности. Это можно исправить, если передать дело гражданским лицам.

Дженгиз Чандар указал на то, что нужно делать… Полезно было бы подчеркнуть некоторые наиболее интересные его наблюдения. Судя по впечатлениям Чандара, не похоже, что руководство АОК (Ассоциации обществ Курдистана) имеет какие-то претензии относительно операций против них, поскольку, с одной стороны, место арестованных сразу заполняется свежими силами, а с другой, - подобные аресты как бы легализуют РПК среди курдов. Короче говоря, даже если оставить в стороне концепцию и правовую сторону этой операции, и взглянуть на нее с точки зрения сухой политической логики, она «неразумна»… Во-вторых, РПК действует и является политической силой не только на территории расселения курдов, то есть в Сирии, Иране и Ираке, но и связана со многими западными разведслужбами. А это значит, что решать эту проблему надо как можно быстрее. В противном случае в будущем даже согласия государства на переговоры может быть недостаточно. В-третьих, между возможностью решения проблемы и политическим влиянием Оджалана сейчас установилось правильное соотношение. Если так можно выразиться, государство должно осознать «ценность» Оджалана… Наконец, вероятность достижения компромисса также зависит и от того, остается ли Партия Справедливости и Развития у власти (ПСР). Несмотря на всё взаимное недоверие, противоположная сторона признает, что в процессе поиска решения ПСР является «настоящим собеседником» и действительно стремится разрешить эту проблему. 

Отчет Чандара демонстрирует, как близки мы к тому, чтобы найти решение. С другой стороны, он наносит удар современной политике волной вызывающей доверие откровенности и смелости. Это не просто, но при поддержке общества это может оказаться проще, чем кажется.