Кого или что защищает Россия в Сирии?

| Фарук Аккан 925

Утверждение западных стран об использовании Башаром Асадом рядом с Дамаском химического оружия открывает путь для внешнего вмешательства в гражданскую войну, начавшуюся в Сирии два с половиной года назад.

США и их союзники потеряли всякую надежду на вынесение санкций Совета безопасности ООН в отношении сирийского руководства (Россия и Китай намерены наложить вето на это решение) и начали искать пути для осуществления военной операции в обход Совбеза. Несмотря на то, что поддерживает Сирию, Россия заявила, что не примет участия в конфликте в случае внешнего вторжения. Глава МИД Сергей Лавров во время одной из последних пресс-конференций открыто заявил, что российская сторона не намерена воевать за какую-либо страну.

Москва также не собирается направлять в регион дополнительные силы ВМС и приступила к эвакуации из Сирии российских граждан и военной базы в Тартусе. Представитель российских ВМС сообщил, что к эвакуации готово судно технического обеспечения ПМ-138. Военный персонал базы был вывезен заранее, а в случае ухудшения ситуации за ним последуют и гражданские специалисты.

Россия не планирует поставку в регион оружия массового уничтожения или комплексов С-300. Действия страны против военного сценария ограничатся дипломатическими усилиями и встречами на международной арене. Российская сторона намерена усилить свою антивоенную риторику и максимально использовать для этого саммит «Большой двадцатки», который состоится 5-6 сентября в Санкт-Петербурге. Не исключено, что в рамках саммита будет проведено совместное заседание стран БРИКС, на котором обнародуют общую резолюцию против военного вмешательства. Ещё один шаг в этом направлении будет сделан 13 сентября во время встречи глав Шанхайской организации сотрудничества. Ожидается, что президент России Владимир Путин выступит с резким осуждением военного вмешательства на саммите в Бишкеке, где будет присутствовать и новый президент Ирана Хасан Рухани.

Москва воспринимает перемены на Ближнем Востоке, начавшиеся с «Арабской весны», как переориентацию богатых, могущественных стран региона в сторону Запада, поэтому в сирийском вопросе для неё первостепенной становится даже не смена режима, а изменение общего расклада сил в регионе. Российское руководство в большей степени беспокоит перспектива прихода к власти в нестабильных странах региона экстремистов, которые могут косвенно обострить и без того напряжённую ситуацию на Кавказе. Если в Сирии будет установлен режим, не противоречащий интересам России, и она сможет продолжать использовать свою средиземноморскую базу в Тартусе, неприкосновенность Асада перестанет быть абсолютным приоритетом для неё.

К тому же страны Северной Африки и Ближнего востока — один из главных рынков сбыта российского оружия. Поэтому позицию России могут смягчить серьёзные заказы на него со стороны режимов Ирака и Саудовской Аравии.