ДПН или Дворец?

| Фарук Мерджан 271

Как насилие, начавшееся со взрыва бомбы в турецком городе Суруч, за одну неделю охватило всю Турцию? Стоит напомнить о случае трёхлетней давности в турецком городе Улудере, когда жертв было больше, но волна событий не накрыла всю страну. А когда при взрыве бомбы в Рейханлы погибло 50 человек, об этом вообще не шло речи.

Даже после событий 6–7 октября, которые последовали вслед за заявлением президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что «Кобани вот-вот падёт», Рабочая партия Курдистана (РПК) не осуществляла серии нападений на военнослужащих и полицейских.

Вспомним, что в Диярбакыре бомба взорвалась за день до выборов. То есть взрыв, который, по всей видимости, должен был сорвать выборы, не принес желаемого результата. Жители юго-восточных районов страны не вышли на улицы. Волны терактов также не последовало.

Но что же произошло сейчас, почему Турцию охватил пожар? Давайте поговорим об этом.

Руководство РПК, базирующееся в горах Кандиль на севере Ирака, начало рассматривать в качестве мишеней военнослужащих и полицейских, утверждая, что «Анкара стоит за терактами ИГИЛ в Суруче». Как следствие, Турецкие вооружённые силы провели целый ряд операций по ту сторону границы.

А сейчас, уже в течение недели, журнал The Еconomist комментирует происходящее в Турции. Вот что он пишет: «Эрдоган старается сделать так, чтобы Демократическая партия народов (ДПН) не сумела преодолеть избирательный порог [на досрочных выборах]. Таким образом он надеется получить для Партии справедливости и развития (ПСР) достаточное количество мест в парламенте, дабы ввести в стране президентскую форму правления».

Допустим, что ДПН и не преодолеет избирательный порог, но ведь поговаривают уже о том, что генеральный прокурор Верховного Суда Турции работает над делом в Конституционном суде, чтобы запретить ДПН.

Все послания, сделанные Эрдоганом в ходе предвыборной кампании и адресованные генеральному прокурору, намекали именно на это.

Больше всего меня поразило то, что Девлет Бахчели, лидер Партии националистического движения (ПНД), в свое время обратившийся к Эрдогану со словами: «Покинь Дворец и отправь своего сына под суд», теперь сам поддерживает самый важный проект Дворца.

Бахчели видит в ДПН причину политического хаоса, в который страна сейчас погружается, поэтому он также призывает генерального прокурора Верховного Суда закрыть её.

Но давайте будем честными и ответим на вопрос: что же повергает Турцию в хаос – воля Дворца или ДПН? Допустимо ли с политической точки зрения думать, что Турция может преодолеть нынешний кризис, исключив из парламента 80 депутатов от ДПН – партии, впервые прошедшей в него?

Разве Селяхаттин Демирташ и его соратники не были в парламенте до выборов 7 июня? Разве не это правительство, которое потерпело поражение на выборах 7 июня, функционировало в течение четырех лет совместно с ДПН? Разве не Демирташ и его соратники дали ход процессу урегулирования?

Разве не они зачитывали письма Оджалана на площади в Диярбакыре во время празднования Навруза? Разве не они отвезли эти же письма в Кандиль? Как же так случилось, что ДПН, которая была столь уважаемой ещё до начала работы нового парламента, стала «вне закона»?

Всё предельно ясно. До выборов 7 июня у ДПН было 35 мест в парламенте, и она не могла угрожать нынешней власти. А сейчас у неё 80 мест. Кроме того, эта партия смогла нанести поражение власти, то есть Дворцу, на выборах 7 июня.

В числе 80 парламентариев от ДПН – один из основателей Партии справедливости и развития Денгир Мир Мехмет Фырат, бывшие члены Народно-республиканской партии Джелаль Доган, Алтан Тан, Гаро Пайлан, Эртугрул Кюркчю, Сырры Сюрея Ондер и другие.

Такому росту ДПН способствовало «единовластие», которого добивался Дворец и его приспешники. Парламентская группа из 80 депутатов от ДПН была законной попыткой электората остановить нынешнюю власть на выборах. Итак, источник проблемы кроется не в ДПН, а во власти.