Новые горизонты турецкой дипломатии

| Гийом Перрье 9

Новости Армении приводит статью Гийома Перрье «Новые горизонты турецкой дипломатии», опубликованную на страницах «Le Monde» и посвященную деятельности главы МИД Турции Ахмеда Давудоглу:

«Наша ось — Анкара, и наш горизонт — в 360°», — подвел итог Ахмед Давудоглу. Назначенный менее чем год назад, после того как он был главным дипломатическим советником президента Турции Абдуллы Гюля и премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с 2003 г., министр иностранных дел Турции является архитектором новой турецкой дипломатии, действующей на всех фронтах. Он совершает визиты за границу, умножает контакты и посредническую деятельность. Давно воспринимающаяся международным сообществом как дипломатический карлик, Турция теперь отстаивает свое место среди сильных мира сего. «У нас есть много что сказать. Великие державы услышат нас», — предупредил министр, который организовал это наступление.

Этот университетский преподаватель, образованный и проницательный, профессор политических наук, в настоящее время применяет на практике свою теорию, отшлифованную в конце 1990-х. Его диссертация, «стратегическая глубина», заново определяет место Турции в ее новом международном окружении. «С момента падения Берлинской стены Турция может выступать как региональная держава и действовать на большой площади, используя все ее грани», — анализирует Дженгиз Чандар, обозреватель по внешней политике. Анкара уже не ограничивается своей ролью «восточного столпа» Североатлантического союза. В многополярном мире Турция может выражать свою европейскую и западную идентичность, а также свой ближневосточный, кавказский и балканский размах…

Эта новая ориентация начинается на ее границах: конфликтующая когда-то с большинством соседних стран, сегодня Турция господина Давудоглу применяет принцип «ноль проблем с соседями». Находившаяся на грани войны с Сирией в 1999 году, теперь она поддерживает прекрасные отношения с Дамаском: две страны организовали два совместных совета министров в конце 2009 г. и отменили визы. Турецкое влияние достигает также Ирака, несмотря на отказ сотрудничать с США в 2003 г. Отношения с могущественным соседом Ираном нормализируются, а сотрудничество с Грецией расширяется. Даже был начат исторический процесс примирения с Арменией.

Прозванный послом США в Анкаре «турецким Киссинджером», Давудоглу медленно перерисовывает окружающую среду Турции. Это он побудил Сирию и Израиль вести диалог в 2007—2008 гг. Что касается Афганистана, он первым выступил за диалог с талибами и представлял голос мусульманских стран на лондонской конференции в январе. В Тегеране он пытается повлиять на позицию президента Махмуда Ахмадинежада в связи с ядерной программой. На Балканах он активизировал диалог между сербами и боснийцами… От Македонии до Филиппин — везде предлагается посредничество Турции.

Турция становится центральным игроком на Ближнем Востоке, где она пользуется ослаблением Египта и Саудовской Аравии. Стамбул вновь стал региональным маяком. После Давосского форума в 2009 году в Секторе Газа популярность премьер-министра Эрдогана на самом высоком уровне. Турки вновь обосновались в странах Магриба и Юго-Восточной Азии, где их правительство является примером для мусульманского мира. Используя Организацию Исламская конференция (ОИК), Анкара подписала ряд договоров о свободной торговле и соглашения о свободном передвижении почти с 60 странами. Турция, таким образом, восстанавливает свою естественную сферу влияния, от Атлантического океана до Персидского залива, как во время халифата и апогея Османской империи. Стратегию Давудоглу, набожного мусульманина, его критики часто называют «нео-оттоманизмом». Некоторые, как, например, бывший посол Фарук Логоглу, обвиняют его даже в том, что он отворачивается от Запада и традиционных союзников Турции — США, Азербайджана и Израиля.

Турецкий министр опровергает какую-либо форму «нео-оттоманизма». «Двумя основными опорами турецкой дипломатии остаются Европейский Союз и НАТО», — утверждает он. Несмотря на снижение темпов в переговорах по присоединению к ЕС, начатых в декабре 2004 г., реформы, проводимые правительством Турции, более или менее ведут по пути в Брюссель. Отношения с США значительно укрепились после избрания Барака Обамы, одна из первых поездок которого была сделана в Турцию в апреле 2009 г. В Вашингтоне только республиканские круги, близкие к военным интересам, возмущает диалог Турции с Ираном и Сирией.

Далеко не поворачиваясь спиной к Западу, чтобы принять в объятия мусульманский мир, Турция стремится отстоять уникальное место, движимая своим уникальным географическим и стратегическим расположением. «Наша страна должна завоевать доверие», — повторяет главный дипломат. Анкара, член «Большой двадцатки», была избрана непостоянным членом Совета безопасности Организации Объединенных Наций. Ее связи с русским миром и со всей Восточной Европой укрепились. Ее дипломаты едут завоевывать мир, изучают новые проблемы. В 2010 году Турция отмечает год Японии. Она установила важные партнерские отношения с Бразилией. И она начала беспрецедентное наступление в Африке.