Турецкая внешняя политика — пустышка

| Гёкхан Баджык 527

Безусловно, это странные времена для турецкой внешней политики. Имидж Турции на мировой арене чрезвычайно отрицательный. Если быть честным, то мир никогда не рассматривал Турцию как страну с развитой демократией.

Поэтому то, что Турция часто представала в негативном свете, было нормально. Но на этот раз мы имеем совершенно другую историю. Сильно отрицательный, если не унизительный, международный подход к Турции становится практически мэйнстримом.

Этот негативный подход изображает Турцию как очень авторитарную страну. Более того, в дополнение к авторитаризму, Турция изображается как иррациональное государство. Следует отметить, что международный подход к авторитарным режимам может иметь две формы. Одним из них является то, что международное сообщество — в основном на Западе — определяет некоторые государства как типично авторитарные. Прототипом этого вида традиционно-авторитарного государства является Иран. Но иногда международное сообщество определяет некоторые государства как иррациональные и авторитарные. Самый известный пример — это Северная Корея. В какой-то момент экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад практически подтолкнул свою страну к этому иррациональному полюсу. Однако новый президент Хасан Рухани спас престиж Ирана в этом смысле. Сегодня Иран имеет все шансы считаться «нормальной» страной.

Имиджу Турции на данный момент сильно вредят два фактора. Первый, конечно же, — проблема с Исламским государством Ирака и Леванта (ИГИЛ). Второй — снова — авторитарные тенденции в турецкой внутренней политике. Две эти движущие силы почти завершили картину международного сообщества относительно «авторитарной Турции».

Недавние события, такие как строительство 1000-комнатного дворца, подталкивают Турцию к тому самому иррациональному полюсу. Это вызывает тревогу. Многие люди ставят под сомнение логику строительства дворца за $650 млн или покупки супер-самолета для президента Турции за $150 млн. Эти события постепенно создают впечатление, что Турция является «иррациональным» государством.

Другим моментом является изоляция Турции в регионе. Вот простой вопрос: кто на сегодняшний день друг Турции? Нет необходимости отвечать. Просто посчитайте страны, где у Турции нет посольства. Египет — это единственная проблема? Или Израиль? Как насчет отношений Турции с Саудовской Аравией? Саудовская Аравия является ведущей региональной державой, которой нельзя пренебречь. Сегодня многие считают, что главный противник Турции — это Сирия. Это верно, но не следует думать, что у Турции какие-то иные отношения с Саудовской Аравией. Существует один простой факт: многие арабские государства имеют серьезные опасения по поводу непредсказуемой внешней политики Турции.

И в завершение можно сказать, что прекрасная возможность Турции болтаться между двумя противоположными полюсами, скорее всего, придет к концу. Турция и Россия являются крупнейшими торговыми партнерами. Но как насчет Украины? Как Турции сбалансировать свою позицию в НАТО, учитывая последние данные по активности России в Украине.

Или еще. Россия в восторге от сотрудничества Турции с другими странами НАТО в скандинавском регионе? Или, будет ли Россия (или США) удовлетворена молчанием Турции относительно украинского кризиса? Все это иллюстрирует, что определенные обстоятельства, вероятно, заставят Турцию принять окончательное решение по определенным вопросам. Не реалистично полагать, что противостоящие силы потерпят «постмодернистскую» стратегию Турции. Анкара должна быть готова самостоятельно принять важные решения по многим вопросам.

Но самым драматичным моментом является отсутствие истории, когда турецкая внешняя политика играла бы какую-то роль. В прошлом Турция занимала главенствующую позицию в вопросе применения придуманной ей же концепции мягкой силы. Турция использовала свое уникальное положение, будучи мусульманским светским демократическим государством с динамично развивающейся экономикой, где секуляризм и гармония были составной частью турецкой мягкой силы. Сегодня многие столпы этой мягкой силы сокращаются, в том числе демократия и экономическая стабильность. Никто больше не говорит о турецкой модели. Из всего списка проблем потеря Турцией концепции мягкой силы является наиболее трагической и печалящей.