Русско-турецкая война – это не пустое предположение...

| Хакан Аксай 1070

«Примите нас в "Шанхайскую пятёрку", и мы попрощаемся с ЕС, – так я сказал уважаемому Путину. "Шанхайская пятёрка" намного лучше и гораздо мощнее». Подобные заявления потом еще не раз звучали в течение нескольких лет.

Хакан Аксай

Хакан Аксай
турецкий политолог

«Я особенно хочу поблагодарить моего друга Путина» (23 сентября 2015 г., на открытии мечети в Москве). «Дорогой друг, я был глубоко опечален, когда узнал о произошедшей трагедии» (31 октября 2015 г., соболезнования по поводу упавшего над Синайским полуостровом российского пассажирского самолёта). Автор этих слов, как вы уже догадались, – Эрдоган.

Все эти эпитеты – «уважаемый», «дорогой», «любимый друг» – ушли в историю, дружба осталась далеко позади. Вы спросите: «Что значит далеко позади? Ведь после 24 ноября 2015 прошло всего 3,5 месяца».

Да, но как говорил Айтматов: «И дольше века длится день». День 24 ноября стал невероятно долгим, длиною в целую «эру». Уже не раз наши отношения с Москвой были натянутыми... Например, в 40-х... Или в 90-х... Но никогда мы не брали в руки оружие...

Путин и Эрдоган готовятся к войне друг с другом

Однако 24 ноября 2015 «одна сторона» всё-таки взялась за оружие... И открыла огонь... Зачем? Как это могло произойти? Какова была цель? Кто спровоцировал? До сих пор нет ответов на эти вопросы. Потом последовало наращивание вооружения; в данный момент тысячи людей стоят в очереди за оружием.

Сегодня «дорогие друзья» Путин и Эрдоган готовятся к войне друг с другом. Среди вас, настроенных чрезмерно оптимистично и/или беспечно, возможно, будут те, кто улыбнутся, прочитав моё предположение, и пройдут мимо:

«Ты скажи, что во всём виноват самолёт! Они немного разозлятся и покричат. И скоро всё пройдёт, всё забудется...». Таких людей мы не будем выводить из приятного заблуждения. Однако для других читателей отметим всю серьёзность ситуации. Вдруг откуда-то появился «главный враг»... Я стараюсь внимательно просматривать газеты, сайты и телепрограммы двух стран. Вот, что я подчеркнул для себя: Теперь для России врагом № 1 стала Турция. С точки зрения Турции, Россия занимает аналогичное место.

Согласно исследованию, в российской прессе «Турция стала врагом № 1», оставив позади Украину и США. В Турции же 64,7% населения думает, что «Россия представляет угрозу для Турции» (в 2014 году этот показатель составлял 28,2%). Журналисты и политики двух стран ведут себя так, словно начали войну друг с другом. В последнее время президент Путин и премьер-министр Медведев уже меньше говорят о Турции, но критикуют по-прежнему жёстко.

По сравнению с ними Эрдоган немного чаще упоминает Россию в своих выступлениях, используя выражения наподобие: «Пусть Россия перестанет испытывать наше терпение»... Но стоит отметить, что «самый разговорчивый» на политической вершине, конечно же, турецкий премьер-министр. Мы помним, как Давутоглу говорил: «Давайте изолируем Москву» – в те времена, когда Россия еще считалась нашим другом. Сейчас же он постоянно жалуется на Россию то США, то ЕС, то Ирану и Арабским странам, при этом временами обвиняя её в «терроризме». На более низком уровне в обеих странах немало таких «храбрецов», чьи заявления напоминают нам о временах русско-турецких войн. К примеру, довольно постаревший представитель российского национализма политик Владимир Жириновский с целью привлечь внимание к своим выступлениям апеллирует к таким призывам, как «бомбить Турцию», «захватить собор святой Софии». У нас же одна из самых «весёлых» новостей недавно была опубликована под заголовком «Прикажи, и вечерний намаз будем читать в России». «Если глава государства прикажет, то мы отправимся читать вечерний намаз в Россию», – так резко отреагировали члены культурно-спортивного клуба верховой езды «Рахван» на инцидент российского моряка с ПЗРК на Босфорском проливе.

Я думаю, что русские должны были очень испугаться. Особенно если бы они были осведомлены на счёт таланта верховой езды «главы государства».

Два государства могут столкнуться в Сирии

В период с 2004 по 2011 год на политической арене между Россией и Турцией установились близкие отношения. Также до прошлого года существовали крепкие торговые связи, а страны были друг для друга основными партнёрами. Основной же причиной разногласия в отношениях двух государств стала сирийская политика (Россия недовольна связями Турции с ИГИЛ (запрещена в РФ) и аналогичными группировками, так как сама испытывает проблемы с радикальными исламистами). На момент завершения пятого года войны в Сирии, за последнее время, много чего изменилось.

Руководство Башара Асада, на протяжении долгого времени поддерживаемое дипломатическими усилиями Кремля, шаг за шагом добилось успеха в сближении с США. 30 сентября 2015 года Россия вступила в войну в Сирии, начав военно-воздушную операцию. Да к тому же в весьма активной форме. Может, потому что испугалась последствий, которые могут наступить, задержись она там подольше... Первоначально группа стран, которая говорила, что «Асад должен уйти», была довольно многочисленной, но потом сократилась до нескольких государств, и сейчас возглавляет их Турция. Даже Саудовская Аравия и Катар «контактируют» с Россией. Москва «прервала связи» только с Анкарой.

Пугающая ситуация. Говоря «пугающая», я не имею в виду, что меня беспокоит только позиция России, которая движется в направлении столкновения с Турцией. Пытаюсь выразить свои опасения по поводу того, что руководство Эрдогана – Давутоглу за 3,5 месяца не предприняло никаких серьезных шагов, чтобы наладить отношения с Москвой. Меня также беспокоит их сильное желание ввязаться в войну в Сирии, особенно в последнее время.

Анкара недовольна режимом прекращения огня

Сегодня в Сирии более или менее действует режим прекращения огня. Прекращение огня совершенно не означает, что наступил мир. Все это понимают и воспринимают договорённость как «возможность перевести дух» и период подготовки к послевоенному этапу. Однако же решение о прекращении огня очень важно. Эта договорённость может стать важной ступенью на пути к миру.

Режим прекращения огня все стороны восприняли с радостью. Россия (которая внесла наибольший вклад в процесс прекращения огня), США (как бы ни интерпретировались заявления типа «даже если режим прекращения огня нарушится, всегда есть план Б», всё равно «одним из двух главных архитекторов будет она [Америка]»), официальное руководство Дамаска, Иран и силы Хезболлы, европейские страны и ещё несколько государств (кстати, включая Саудовскую Аравию, которая понадеялась на «наших»), некоторые силы сирийской оппозиции... Соглашение, которое распространяется на всех, кроме террористических организаций ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», почти всех как будто устраивает...

Пардон, нужно добавить ещё одно государство к тем, кто остался недоволен: Турция, вернее руководство Эрдогана – Давутоглу... Вообще, в Анкаре по поводу режима прекращения огня говорили что-то «положительное». Только вот было очень много «но»... Произнесенные на встрече с мухтарами (старостами сельских общин – ред.) слова президента «Почему вы считаете «Ан-Нусру» плохой?» снова повергли весь мир в недоумение и вызвали большой скандал. Кроме того, он выдвинул требование, согласно которому «группировки PYD (партия сирийских курдов «Демократический союз» и YPG (курдские «Отряды народной самообороны») должны быть вне режима прекращения огня».

Премьер-министр же сказал, что «нас не удержит никакое соглашение о прекращении огня, если нашей безопасности будет что-то угрожать». То есть? Т.е., Анкара даёт понять, что будет действовать «по ситуации». «Даже если подпишется весь мир, нас это не волнует», – заявляет она. Партия справедливости и развития не желает отказываться от неверной политики в Сирии, которую она ведет на протяжении 5 лет. К тому же партия, чувствуя «приближение конца игры», обязательно что-нибудь предпримет и составит план по изменению расстановки сил. Между тем на турецко-сирийской границе существует потенциальная возможность обмена артиллерийскими ударами, что вызывает беспокойство. Может, Турция готовится к «военной операции, направленной против ИГИЛ»?

В этом плане, Россия больше всех, с вниманием следит за тем, как будут развиваться события и будут ли предприняты какие-либо военные шаги со стороны Турции.