Пусть не будет выборов и партий! Давайте не будем делиться!

| Ихсан Дагы 7

Разве политика после выборов в стране не становится немного чище? У нас не становится, да и не станет… Проигравшие на референдуме стараются рассчитать, как сделать 42% больше 58, продолжают держаться старого пути, вместо того чтобы анализировать новую ситуацию.

Это будет так же продолжаться; и политическое давление не спадёт. Бесполезно наивно ждать, что кемалистско-националистический блок будет «разумно» искать «примирения». Они желают продолжения гегемонии меньшинства. Но в демократии, опирающейся на механизм принятия решения «большинством», невозможно сохранение такой позиции. Процесс демократизации неизбежно ослабляет силу «меньшинства». И референдум по изменению конституции подтвердил, что эта страна сможет создать свою конституцию без «вето» НРП и гражданско-военной бюрократии.

Как следствие — они теряют в процессе демократизации ключевую позицию, которую заняли после 1960-го. Так как демократизация отбирает власть с её правилами, организациями и акторами у бюрократической элиты и её социальных придатков и отдаёт её народному большинству. И реакция кемалистско-националистического блока на это очень знакома: народ обманули, он не знал или продался…

Эта реакция вполне понятна. Проблема заключается в следующем: кемалистско-националистический блок не согласуется с демократией, а демократия с ним… Ценности, правила демократии и основные ценности и принципы кемалистов-националистов находятся в большом противоречии. Ни они не могут привести себя в соответствие с демократией, ни демократия не приоткрывает дверь власти для кемалистов-националистов. Это противоречие структурное, и носит постоянный характер.

Это противоречие, создаваемое им давление и напряжение будут продолжаться. Кемалистско-националистический блок, во главе с НРП, не пойдёт на компромисс в отношении «правил игры». Они не согласны даже на саму игру; они хотят, чтобы просвистели в свисток и, по выражению главы генерального штаба, им подали «власть на золотом блюдечке»… В игре, с самым жестким контролем, то есть даже в самой ограниченной демократии, думают о том, что теряют.

Сейчас снова и снова повторяются старые слова: «Мы поделились надвое, как арбуз». Однако положение — не 50 на 50; одна сторона больше ровно на шесть миллионов. А за словами «Боже, мы разделились» образуется странная «политическая» вражда. То есть они хотели сказать: «Политика нас делит, разделяет на две полярные части. Если не будем заниматься политикой, если не будет политических партий, мы не будем делиться». Они всё ещё скучают по «бесклассовому, единому обществу, обществу без привилегий», то есть по временам с одной партией или совсем без партий.

Мы впервые были поделены надвое, когда в этой стране были проведены первые свободные выборы в 1950 году. Союз Баяр — Мендерес получил 55% голосов народа, а Народно-республиканская партия Инёню — 40% (как же это напоминает результаты референдума, не так ли?). Просмотрите результаты, полученные на тех выборах. А вот карта Турции, разделённой на двое… В этот раз районы, в которых НРП получила большинство голосов, — это или на Востоке (и Хатай с Синопом). В целом 10 провинций… Не похоже ли это на результаты выборов последних времён?

Ровно пятьдесят лет назад хунта, свергнувшая законную власть и уничтожившая Мендереса и его друзей, хотела положить конец такому «разделению страны надвое»! Тогда даже кофейни разделились на демократов и националистов!

Короче говоря, те, кому не нравятся выборы, кто недооценивает народную волю и проигрывает, в конце каждых выборов совали нам под нос карту и кричали «Вот, мы разделились». По их мнению, единственный способ не делиться — это взять под контроль политику, конкуренцию, демократию. Они пытались управлять страной запугивая народ; исламом, коммунизмом, США, курдами, немусульманами, миссионерской деятельностью и т.д… А сейчас пугают демократией. Демократия не делит; она передаёт власть её законным владельцам, то есть народу. Правда, этот процесс не бывает спокойным и тихим. Исходящий шум доносится от разрушения столетней «власти элиты».